За гранью обыденного

Название фанфика За гранью обыденного
Автор Ivory_Shadow_Noktane
Рейтинг R
Персонажи Сара Керриган (Королева Клинков), Зератул, Амун (Падший), авторские
Посвящение Автору заявки, разумеется. И Зератулу, с Керриган вместе с:
Предупреждение Смерть основного персонажа
От автора Одна из самых объемных работ, что я когда-либо писала. Надеюсь, от ее прочтения вы получите то же удовольствие, которое не покидало меня при написании. Ахтунг! Спойлеры во второй главе для не знающих об анонсированном Наследии Пустоты.

В чем прикол? А в том, что сначала все было по-другому. Писалось изначально про Зератула и его мысли, причем писалось сразу же после нахождения заявки. Именовалась она "Очищение" О.о А потом как-то немного не пошло. Далее пришла идея "За гранью...". Зачатки и огрызки от нее датируются 7 февраля 2014, да и свеженаписанный тогда сюжет был изменен на данный момент. А этим сентябрем при просмотре ф-фиков в черновиках обнаружилась заявка. И пришла гениальная идея совместить два фика - хотя, от "Очищения" осталось _очень_ мало.

А из Зератула и Керриган вышла бы отличная команда... *зачеркнуто* Хотя... Кого я обманываю. Не отличная, а идеальная. Еще Рейнора, Ремзи и Тассадара для полного состава не хватает. Тогда б точно Амуна победила дружба.

Почему я пишу тут всякую фигню? Потому что я могу! Так или иначе, **огромная** просьба всем-всем-всем сообщать в комменты об ООС или о необоснуях. Чуется мне, что где-то я все равно налажала.

Я не знаю, что ставить. В половине работы драма и ангст, в другой половине — юмор и трешак. И все вместе смотрится очень... странно х)

Я почти полностью уверена, что комментарии автора не смотрит никто О.о Особенно, если они объемные. Так что, приятного чтения! С:

Аннотация Недаром говорят: враг моего врага - мой друг. Однако, что если этот метафорический "друг" и не особо-то друг, а союз с ним жизненно необходим? Какие жертвы надо принести ради объединения?


1. Не все то безопасно, что светится

Кто вам сказал, что зло должно выглядеть грозно? (c)1)Название главы — слова того самого Вейгара из Лиги Легенд, она же League of Legends, более известная как LoL.

Зератул неторопливо шагал по коридору-тоннелю храма Зел-Нага. На стенах, в большинстве своем, виднелись барельефы, изображающие необычных существ, и в промежутках между их изображениями извивались, сужались и вновь «расцветали» абстрактные линии, отдаленно напоминающие потоки энергий, и геометрические фигуры, разбросанные в хаотическом порядке, но гармонично вписывающиеся в некое подобие сюжета. Были тут и изображения то гуманоидных, то многоконечностных созданий в самых разнообразных позах: поодиночке, группами; то заключающих, по мнению прелата, какие-то важные решения, то уничтожающих друг друга. Стоило свету от активированного варп-клинка пасть на барельефы, как они словно начинали оживать – так искусно они были вырезаны. Однако, для минимального освещения, достаточного для зрительного распознавания иного создания на расстоянии нескольких десятков метров, света было достаточно – на стенах и на низком своде проглядывались бело-голубые, слегка пульсирующие линии – они и освещали тоннель, но лишь там, где проходил Зератул, словно старались следить за его перемещениями.

Этот храм, в отличие от своих изученных предшественников, имел сферическую структуру, и на поверхности планеты его можно было обнаружить лишь по дугообразным колоннам и по куполу, едва показывающемся из серого песка. И, по предположению Зератула, в центре этого храма находился огромный зал – своеобразная библиотека знаний Зел-Нага. Что приводило к заключению о том, что даже среди Учителей были ученые и первооткрыватели, и им действительно было, что открывать!

Прелат надеялся найти здесь хоть какие-нибудь упоминания о планетах-городах или о вооружении, способном справиться с гибридами – им пригодилась бы любая помощь, даже захороненная во времени и пространстве. И в особенности после того, как протоссы узнали о перерождениях Сары Керриган – самого ненавидимого врага из всех возможных – в человека и вновь в монстра. Определенно, Валериану не сыграет на руку тот факт, что он сотрудничал с Королевой Клинков, когда он и терраны под его главенством попросят помощи у Дэлаамского Иерархата в битве с гибридами2)Маленькая полунеканоническая отсебятина. Хотя… даже Дехаке понятно, что Амун просто так Копрулу с терранами не оставит.. Слишком уж велика пропасть между протоссами и зергами, несмотря на общего врага.

Слишком уж яро они отрицают то, что с самого начала заложили в них Зел-Нага. А тех, кто пойдет навстречу объединению, всегда ожидает провал, ибо правильно говорят люди: если хочешь, чтобы изменился мир – измени себя. А со вторым пунктом пока возникают существенные сложности. Причем отнюдь не с отрёкшейся частью населения: Зератул знал, что стоит ему воззвать к темным тамплиерам, как они пойдут за ним хоть на Чар, хоть на Браксис, даже против воли и приказов Иерарха; а с приверженцами Кхалы – закоренелый консерватизм, твердолобость и уверенность в непоколебимости той стены предрассудков и тысячелетних традиций, правда, несколько расшатавшихся в момент падения Конклава, которых не даёт им смотреть на ситуацию объективно и, в конечном итоге, уведет их в небытие. Не всех, разумеется, но большую часть. А это не в интересах выживания протоссов – хотя бы как расы в этой части Вселенной.

Положение усугубляет ещё и то, что на Артаниса, который едва-едва встал на пост верховного Вершителя и не успел еще набраться опыта, свалилось тяжкое бремя Иерарха, и вместе с ним часто конфликтующие светлые и темные, а также Иерархат, каждый член которого пытается втайне склонить Артаниса к решениям, что будут выгодны лишь им и их племени. Извечная дилемма: те, кто так ищет единства, все время оказываются чуть более, чем полностью в отдалении от него.

Возможно, все бы было иначе, если бы именно он — Зератул — стоял сейчас на месте Иерарха. Однако, никто не узнал бы о гибридах, пророчестве, да и вообще – много чего бы не случилось. Прелат почти не жалел о своем выборе – он заботится о своем народе несколько иначе и не оставляет его даже тогда, когда он сам оставлен своим народом.

Зератул остановился около весьма загадочного барельефа, подсвечивавшегося фиолетовым, причем, в отличие от освещения самого храма, излучающего свет вне зависимости от присутствия рядом живого существа. На нем изображались крылатые создания, парившие над полем сражения Зел-Нага и расы, напоминавшей странный гибрид насекомых и птиц, вдобавок в их «руках» виднелось своеобразное оружие. Очевидно, Учителей нашла раса, что смогла им противостоять чуть дольше, чем иные, осмелившиеся напасть на них. Барельеф был невероятно детализирован, и около него Зератул задержался дольше всего.

Слишком уж сильно он напоминал реальность. Протосс аккуратно провел рукой по изображению – к его удивлению, стена оказалась теплой и гладкой, словно не было ни пылевых бурь, ни жутких ночных морозов.

Что-то заскреблось вне ореола света храма. Мгновенно обернувшись, Зератул подался чуть вперед и вперился взглядом в предположительный источник звука.   Никого – ни в зоне видимости, ни на пси-канале.

Показалось?..

Прелат в последний раз бегло осмотрел барельеф и двинулся дальше. Чем ближе он приближался к архивам, тем светлее становились и цвет стен, и сама подсветка храма. А вместе с тем возрастало ощущение того, что он здесь не один. И это ужасное чувство чего-то неправильного, чего на самом деле и быть-то не должно, но это «что-то» существует, причем вполне спокойно. Подозрения только усилились, стоило Зератулу подойти на расстояние пары метров от своей цели.

Каменные стены, препятствовавшие входу сюда иных существ, кроме Зел-Нага и их детищ, были почти что полностью оплавлены, открыв Прелату вид на высокие и огромные, но тонкие светло-зеленые кристаллические пластины, разделенные на множество шестиугольных секций и уходящие как высоко вверх, так и на самый нижний уровень храма; меж ними проходили узкие чернокаменные дорожки.

Зератул подошел к остаткам того, что ранее гордо именовалось проходом. В черном монолитном камне явственно виднелись дыры и застывшие пузыри – недавний кислотный удар пришелся по верхней части стены. Но более никаких зацепок не было. Это точно не были зерги – иначе не было бы не только двери, но уже и всего храма. Гибриды? Возможно. Но что они искали здесь, если они и так направляемы Зел-Нага, хоть и Падшим?

Придя сюда за ответами, Прелат и не думал, что вместо них он задастся еще большим числом вопросов. С большой осторожностью он пересек вход и двинулся к центральным пластинам, надеясь найти хоть какую-либо информацию прежде, чем его найдет тот, кто вломился сюда.

Наполненные чьей-то памятью, энергией и воспоминаниями пластины сияли не хуже энергоклинка и даже сильнее. Каждый фрагмент кристаллического монолита содержал что-то в себе, а этих фрагментов были десятки и сотни тысяч. Чтобы прочесть их все потребуется не одна протосская жизнь…

Телепатический удар застиг Зератула врасплох. Схватившись за голову, Прелат попытался усилить мысленный барьер, но кто-то неимоверно возжелал проникнуть в его разум. Едва оправившись от первой волны мощного пси, Прелат мысленно начал искать того, кто столь бесцеремонно нарушил его покой. И ответ не заставил себя ждать.

Помоги мне!!! — стал различим ментальный крик, столь нечетко слышимый в первый раз. Протосс заозирался в тщетной попытке обнаружить источник волн боли и страха.

Раздался жуткий скрежет откуда-то с нижних уровней. Не теряя времени, Зератул активировал режим маскировки и слился с одной из кристаллических пластин, предварительно поставив на свой разум пару ступеней защиты.

Взрыв. И еще один, после которого плиты пола на расстоянии нескольких секций от Прелата не выдержали и рухнули вниз, явив миру сначала пару костлявых черных лап, а затем и странноватого вида красноглазую вытянутую морду, пристально рассматривающую все, что было в зоне ее видимости. От твари тянуло тьмой, холодом и, что весьма не обрадовало Зератула, желанием убивать. Словно просканировав окружающие ее предметы, но никого в итоге не найдя, она раздраженно-печально завыла и исчезла в темных недрах храма уровнем ниже. А вместе с ней исчезло и то гнетущее ощущение мерзости и ужасания самим своим существованием. Но на разрушенных плитах пола осталась некая вязкая субстанция, стекавшая в провал – ею была частично покрыто и существо.

Под полом что-то вновь прошуршало, и разум тонко намекнул Прелату – больше тут оставаться нельзя. Несмотря на незавершенность того, за чем он сюда пришел – ответы явно могут стоить ему жизни. Справедливо отметив про себя, что по дороге тем же путем его наверняка ждет засада – слишком уж сильным было чувство чьего-то присутствия, а чувствам протосс привык доверять – он принял решение обратно совсем другим путем – благо, еще извне он заметил множество входов-выходов на разных уровнях храма. Зератул, словно колеблясь, осмотрелся и направился через центр архивов к коридорам, не забывая осматривать пол у себя под ногами и, на всякий случай, прислушиваться к пси-фону. Пусть были заметные различия во внешней архитектуре храма, но внутренняя планировка была схожа с другими храмами, с теми, в которых Прелат уже успел побывать.

Поворот следовал за поворотом, свет все так же ровно шел от пластин и, казалось, ничто более не могло нарушить покой этого места. Однако, кое-что все же привлекло внимание протосса – настолько, что он остановился, словно совершенно забыв о минувших опасностях.

Кристальные пластины в этом отсеке не светились, поскольку были разбиты застрявшим в них длинным острым клинком, а под ним в темноту уходили потухшие осколки и потемневшие от времени мазки неизвестной жидкости. Прелат подошел к клинку. Древний, из невероятного сплава, способного прорубить даже кристаллы; тонкая, но шипастая защита кисти на гарде, а сам клинок напоминал терранскую катану, весь в асимметричных изогнутых узорах. Положив руку на длинную, острую рукоять, одним резким движением Зератул выдернул клинок из пластины. Осмотрев его и пару раз взмахнув им, даже не удивился тому, что он так сбалансирован и что на его поверхности нет ни одной царапины или зазубрины. Прелат вновь поднял взгляд на пластины. Оттуда был неровно вырезан кем-то один из шестиугольных фрагментов, а от самой дыры отходила огромная трещина, разделявшаяся на сотни более мелких. Заложив клинок за спину, на место варп-косы, протосс направился по пути того, кто так обошелся с ценными данными в пластинах. Не пройдя и пары десятков метров, он наткнулся на того, кого искал. Точнее, уже на «что». Окруженные осколками и какими-то застывшими твердыми комьями, возвышались холмом огромные куски разбитой и упавшей откуда-то сверху пластины, а под ней истлевшие кости, закованные в темные мутные доспехи. В когда-то жилистой, отсеченной упавшим пластом руке серо тускнел поблекший фрагмент пластины, скорее всего, тот самый, вырезанный из цельной стены. Существо долго агонизировало перед смертью: Зератул заметил темную засохшую кровь – теперь он был абсолютно уверен, что это именно она – да и почти все рядом покрыто ею. Протосс подошел к трупу и аккуратно вытащил фрагмент из весьма приличных когтей. Тот едва-едва засветился, демонстрируя то, что он еще в рабочем состоянии, несмотря на глубокие царапины и общий удручающий вид. Существо явно пыталось о чем-то предупредить, и если судить о том, что это стоило ему жизни, то фрагмент – весьма важная штука.

Зератул оглянулся еще раз. Инстинкт самосохранения, чрезвычайно громко вопивший об опасности из-под пола, боролся с извечным и неумалившемся за века протосским любопытством – и после недолгого противостояния победило второе. Удостоверившись, что невидимость все еще активна, Прелат закрыл глаза и ментально потянулся к фрагменту.

Воспоминания менялись – одно за другим они пролетали перед мысленным взором, и пусть даже они были невероятно разнообразны, но суть передавали одну…

***


Он нашел идеал, но они не приняли именно его заслугу, присвоив себе его найденышей.

Месть. Месть. Месть.
Тьма… Холод. Боль, мучения…

***

Мыслеобразы эмоций полнили фрагмент, однако они быстро прерывались, не успевая начаться, отрывисто демонстрируя чужие чувства, которые еще и были прочитаны в третьем сознании. К тому же, все было настолько мутно и нечетко, что у Зератула не осталось сомнений.

Фрагмент был перезаписан! — чуть запоздавшая догадка мгновенно пронеслась в его разуме.

Эмоции закончили появляться, и воспроизводилась размытая сцена, словно кто-то наблюдал за ней через мутное стекло, да и «звук» был приглушен и доносился издали.

— Как ты можешь закрывать глаза на его поступки?! — раздался громкий женский голос с примесью… отчаяния? Более спокойный и уравновешенный мужской отвечал ей:

— Он ребенок и, к тому же, принадлежит к последнему поколению. Пусть играет. Он наивен.

— Он нас всех уничтожит, этот «наивный ребенок»! Эксперименты с новыми расами еще никогда не заканчивались хорошо! — вновь возопила женщина.

— А что он может? Добавит им пару лишних конечностей? Все, что он сделает, вполне поправимо… — последние слова существо произнесло даже довольным тоном. Раздалось недовольное шипение.

— Сам будешь виновен…

***

Все вновь резко прервалось.

***

— Я предупреждала тебя!!! Он – воплощение тьмы! — женский голос уже не кричал. Это были отчаянные вопли с нотками отвращения.

— Он уже был проклят, еще до того момента, как принял Пустоту в себя и убил своего если и не друга, то собрата. Мы должны были предугадать, — разочарованно прошептал мужской голос.

***

Зератул отметил, то что они общались обычной речью, а не мысленно. Достаточно странно.

Вновь все смолкло, но не заставляя себя долго ждать появился кто-то, белый силуэт на темном фоне.

***

— Я – абсолютное содержание идеала. Вы ничтожны перед моим могуществом, — самодовольно провозгласил он, как мысленно, так и достаточно громко вслух.

— Может, и так. Но ты недооцениваешь нас, — проговорил уже знакомый мужской голос. Судя по размытым резким движениям, последовавшим далее, они завязали бой. Да и вокруг них кто-то сражался.

***

Воспоминание оборвалось. Прошло гораздо больше времени, чем перед остальными, и Зератул уже решил, что это конец, однако он ошибся.

Картинка резко возникла перед мысленным взором протосса.

***

Темнота. И два ярко-красных глаза. Он долго молчал, затем все же произнес:

— Конец; и в то же время – начало. Создатели уничтожены своими созданиями. Как и должно быть, — фатализм сказанного просто источал тщетность всего, что могло сопротивляться, уничтожая сами истоки надежды и веры.

***

Тьма. И вновь мыслеобразы, однако принадлежали они уже существу, останки которого лежали перед Зератулом; и последний, наконец, понял, кому именно они принадлежат. Израненный, ослабевший, этот Зел-Нага ушел с поля боя, чтобы предупредить следующие поколения своей расы, пока жалкие остатки некогда величайших воителей из последних сил атаковали Падшего и его армии. Воспоминания были на удивление четкими и ясными. Прелат видел, словно это был он сам, как Учитель буквально приполз к этому храму, как он плутал среди коридоров, не в силах от изнеможения найти зал Архивов; но Фортуна явно была на его стороне – совершенно случайно он нашел то, что искал. Направляясь именно в центр Архива, но не дойдя до него, Зел-Нага разбивает кристальную пластину, вырезает из нее потемневший фрагмент, перезаписывает его и вновь устремляется в центр. Но… не доходит и падает от потери крови.

Лишь бы нашли… Показать… нужно… Не повторять наших ошибок. Наши дети, создания, наша…

Надежда.

И сознание Учителя оборвалось, как сорвался кусок разбитой пластины откуда-то сверху, унесший его жизнь, поглотив вместе с тем и окончание его мольбы.

***

Очнувшись, Зератул обнаружил себя лежащим на каменном полу. Его слегка трясло: и от странного холода, окутавшего тело, и от того, что он только что увидел. Открыв глаза, он снова их закрыл. Сознание потихоньку возвращалось к нему издалека, от давно ушедшего телом, но еще существующего разумом Зел-Нага в этом фрагменте. Почувствовав, что лежит на осколках, Прелат аккуратно поднялся и встал на колени. Кинув взгляд на ставшей Учителю могилой место под обрушившейся пластиной, Зератул приложил руку к груди, почтив последнюю память о Зел-Нага, пожертвовавшем своей жизнью ради тех, кто будет жить. Поднимаясь, Прелат начал отряхивать себя от пыли и кристальной крошки, однако кое-что заставило его обернуться – настойчивый взгляд впивался прямо в его спину. Вынужденный оглянуться, он застыл. Прямо на него смотрела одна из этих костлявых тварей – теперь, в полный рост, она больше походила на гибрида, чем ранее. Существо тихо зарычало, видя невидимого протосса из-за пыли и кристаллической крошки, осевшей на нем. Зератул слегка пригнулся, чтобы в следующий момент молниеносно перепрыгнуть через гибрида и полоснуть его по спине варп-клинком. Приземлившись на пол, он притормозил рукой и повернулся лицом к врагу.

Тварь яростно завизжала и хлестнула костлявым хвостом в сторону протосса, но на прежнем месте его уже не было. Высоко подпрыгнув, Прелат совершил сальто в воздухе и направил клинок по траектории своего полета – в гибрида. Последний взвыл, стоило клинку насквозь прорезать его грудную клетку; Зератул едва удержался верхом на нем. Агонизируя, гибрид совершил последнюю атаку – он перевернулся и, пока Прелат пытался выбраться из-под него, схватил того покрытыми черной жижей челюстями за запястье свободной руки. Но серьезного вреда нанести не успел – его сердце остановилось раньше.

Протосс едва смог сбросить с себя переставшую трепыхаться тушу. Из прокушенной руки небольшим ручейком лилась синяя3)Да. Она темно-синяя. Как у турианцев. Не фиолетовая, не голубая и не бордовая. И мне все равно, что это нелогично. кровь. Обхватив злосчастное запястье ладонью другой руки, Зератул заметил, что в открытую рану попала черная жидкость с гибрида и весьма странным образом пульсировала. Воды поблизости не было и не предвиделось, потому Прелату не осталось иного выбора, как прижечь ранение. Активировав клинок – единственное средство спасения своей руки, протосс поднес его к открытой плоти и едва подавил крик. Кровь остановилась, но несмотря на температуру черное пятно все же осталось. Решив разобраться с этим позже, Зератул оторвал лоскут от подола своего плаща и аккуратно перевязал руку. Сейчас бы снова не встретиться с…

На периферии чувств снова замаячила фигура. Протосс быстро обернулся, и как раз вовремя – гибрид спускался откуда-то сверху и уже подходил ближе к своей «жертве». От предыдущих тварей, на первый взгляд, он не отличался вообще – даже черты морды и размеры тела были совершенно одинаковы. Падший решил подавить своих врагов кроме того, что силой своей армии, так еще и ее количеством? Гибрид, видимо, понял, что его засекли и спрыгнул со своего места обозрения. Действительно, никаких различий между особями не было. Увлекшись рассматриванием новоявленного противника, Прелат чуть было не пропустил резкий удар костлявым хвостом – даже тактика боя та же! – но сориентировался на резкий звук рассекаемого воздуха: острое окончание хвоста проехалось со скрежетом по полу, пролетев мимо намеченной цели и застряв в черном камне. Однако, гибрид этого словно бы и не заметил, ринувшись вслед за отскочившим протоссом – и последнего спас только натянувшийся до предела хвост. Тварь неистово взвизгнула и повернула голову в сторону помехи – зря. Через секунду эта же голова укатилась куда-то в сторону, оставив миру тело с аккуратным жженым срезом на шее. Зератул с минуту постоял над телом, словно убеждая себя в том, что оно уже мертво, но все же в чем-то сомневаясь.

Слишком легко он их убил. Ни пси-ударов, ни щита. Незаконченная мутация? Ошибочное ДНК? Но то, что этот новый «вид» гибридов нельзя засечь на пси-уровне, давало последним просто небывалые возможности для убийства ориентирующихся именно по пси-каналу существ. Вроде протоссов. А по своему телосложению они напоминали зерглингов. Если они будут похожи еще и по количеству своего пребывания в одном месте… То точно станут сильной угрозой, если, конечно, Падший не прибавит им немного разумности.

Теперь чувство собственного самосохранения, не прерываемое ничем другим, вновь напомнило о своем существовании. Прелат даже не стал сопротивляться ему – несмотря на огромное количество ценной информации, нужно было уйти отсюда, да как можно скорее. Чем, собственно, протосс и поспешил заняться.

Спустя пару поворотов Зератул наконец вышел к тоннелям-коридорам храма. И даже не удивился оплавленным стенам вокруг прохода. Однако, снова в задумчивость его ввела несколько иная вещь – лежащих кругом друг напротив друга несколько трупов: как гибридов – тех самых, костлявых, так и… зергов.

Только их здесь не хватало.

Протосс подошел к первому трупу – зерглинга. Судя по отсутствию вообще каких бы то ни было увечий, его прикончили с помощью пси гораздо быстрее, чем он добежал до назначенной цели. Как и остальных с гибридами, собственно. По остаточной энергии сказать можно было мало – гибриды обладали нестабильным фоном, что уж говорить о зергах, тем более «искаженных».

А где зерги – там и их Королева.

Зератул поднял взгляд в темноту тоннеля. Линии на стенах больше не светились при движении – царствовала абсолютная, непроглядная тьма. Прекрасное место для засады гибридов. Словно кто-то поджидал любую жизнь в этом месте.

Ну, что ж…

Не сомневавшись и доли секунды, Прелат вошел в тоннель и быстро исчез в темноте.

***

Бежать… Лишь бы не нашли. Лишь бы…

Дыхание затруднялось с каждой секундой, но она не собиралась останавливаться. Если встанет на месте – мгновенная смерть.

Воздуха уже не хватало. Бег замедлялся. Она притормозила, упав, и закашлялась. Сил не было, равно как и надежды связаться по пси-эфиру хоть с кем-нибудь. В этом месте по тоннелям можно было плутать всю оставшуюся жизнь. Либо сдохнуть от отсутствия источников света и воды4)Весьма интересно, где Керриган находит энергию: чем она питается, да и нужно ли ей это вообще — неясно.. Или же быть поглощенным гибридами: что лучше?

Когда-то она обещала, что не умрет просто так. Ей постоянно двигали эмоции и чувства. Но теперь… когда нет ничего, не остается иного выхода, кроме как уме..

Где-то вдали зажегся зеленый свет.

Что?.. Здесь есть кто-то еще?!

Она не смогла подняться на ноги, но нашла в себе силы мысленно просигналить кому-то там, что она тут, здесь, пусть он приходит.

Только бы не гибрид…

С этими мыслями ее сознание ушло в темноту.

***

О Пустота… За что?! — именно с такими мыслями он узнал того, к кому шел на помощь по пси-зову, неожиданно пронзившему тихий эфир. Тело неподвижно лежало на полу, а поза эмбриона говорила об испытанной боли. Костяные крылья чуть подергивались в такт дыханию.

Зератул, сидя на коленях, рассматривал лицо Керриган, аккуратно поддерживая над полом ее голову; изредка поворачивая ее то влево, то вправо, и проверяя на наличие серьезных ран. Казалось, будто она спит, но сбивчивое, редкое и дрожащее дыхание выдавало полное отсутствие сил – как физических, так и ментальных. Скорее всего, ее застали врасплох — судя по огромному количеству ранений — врагов было очень много. Каким образом она смогла убежать – остается загадкой. До ее пробуждения.

А сейчас она беззащитна. Без мысленных барьеров, без энергии для сопротивления она не проживет тут долго, а гибриды чувствуют себя здесь как дома. Облегчить ее страдания?.. Нет, не то, чтобы Зератул хотел ее убить, но он не отрицал, что рассматривал такой вариант. Да и не стоит забывать о пророчестве…

Иной бы не стал даже колебаться в такой ситуации. Тем более, не должен был Прелат – ему лично Керриган причинила не меньше, а может даже и больше страданий, чем кому бы то ни было. Но… Именно это «но» и не давало протоссу поднять на нее руку. Как тогда, на Чаре, он пришел к ней с информацией об изначальных зергах.  Сопротивляясь лишь в случае опасных для его жизни атак, он подстерег момент, когда она утратит внимание, и смог перенести ее гнев на второй план, разрушив ментальный барьер ее разума и показав ей то, что она должна знать. Более Керриган его не атаковала. Лишь только спросила.

Почему?

Он не ответил прямо, только сказал, что без ее силы и возможных союзных армий зергов им не победить. К тому же, гибриды атакуют и зараженные планеты во власти инсектоидов, и потому лучшим шагом будет объединение. Они не добьются ничего, если продолжат сражаться, а Падший при таком раскладе завершит начатое гораздо быстрее. Цикл закончится, наступит тьма и опустошение, и погибнет еще огромное множество рас, кроме них, ибо Вселенная бесконечна в своем разнообразии… Этого он, конечно, Королеве Клинков не сообщил, но предположил, что она и самостоятельно сможет об этом догадаться.

А потом, найдя не без его помощи Изначального Древнего, она, скорее всего, услышала более подробную историю. Чуть позже Зератул узнал, что Керриган объединилась с терранами для захвата Корхала. У людей все множились слухи, что повелительница зергов на пике своего могущества стала более милосердной – она не тронула мирных колонистов Августграда, дав им уйти с поля боя. Протосс был теперь абсолютно уверен в правильности ее пути.

И, не испытывая и тени сомнения, Зератул подхватил на удивление легкое тело Керриган на руки, стараясь не задеть многочисленные шипы, и огляделся. Кроме них в этой части храма не было никого, даже почти никаких звуков не было слышно, разве что за исключением изредка падающих камней, тихого гудения энергий да песка, скрипящего где-то вдали на ветру.

И странного грохота, раздающегося через определенные промежутки времени.

Примечания   [ + ]

1. Название главы — слова того самого Вейгара из Лиги Легенд, она же League of Legends, более известная как LoL.
2. Маленькая полунеканоническая отсебятина. Хотя… даже Дехаке понятно, что Амун просто так Копрулу с терранами не оставит.
3. Да. Она темно-синяя. Как у турианцев. Не фиолетовая, не голубая и не бордовая. И мне все равно, что это нелогично.
4. Весьма интересно, где Керриган находит энергию: чем она питается, да и нужно ли ей это вообще — неясно.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz