Вылазка

Название фанфика Вылазка
Автор Михаил
Рейтинг PG-13
Персонажи Авторские
Посвящение
Предупреждение
От автора
Аннотация "Генералы считают, что нужна для наших потомков..."

Есть ли у солдата право на выбор? Кто даст ему право на выбор, когда поступает приказ? Солдат бежит по пересеченной местности, срывает силы, падает, поднимается под крики командира, встает, бежит снова до никому не нужного и не важного объекта. Что ждет солдата в пункте назначения? Вой звероподобных инопланетян, раскаты танковых выстрелов, скрежетание когтей по комбинезону.

Мы воюем много лет с инопланетной рассой зергов. Никто не исследовал, откуда они пришли. Никто не узнал, уйдут ли они когда-нибудь. Ученые до сих пор ломают головы над их неестественной совершенной биологией. Нам известно только одно — зерги убивают быстро, не щадя никого и не беря в плен. Мы хотим выжить и боремся с ними. Иногда кажется, что силы на исходе на этой чужой грязной планете. Зачем она нужна Терранской Конфедерации? Генералы считают, что нужна для наших потомков. Не знаю, я не вижу тут ничего захватывающего, кроме разве выжженой земли и полчищ наших зергов.

1

— Ты о чем задумался, дембель? — кричит мне Завацки, который служит со мной уже много долгих лет в Отдельной пехотной бригаде. — Выдумываешь какие-то философские пошлости? Плюнь на эту гребанную войну! Мы гнием здесь уже несколько лет и результат в полной…

Завацки усердно пинает комки земли под ногами, сыпет самими изощренными морпеховскими ругательствами, злится на себя и на окружающий пейзаж, на бестолкового командира, на не прибывший вовремя десант, на глупых рабочих.

— Гребанная война затягивается. Завацки, ты не думал дезертировать из армии?
— Да, — оживляется Завацки, — чтобы мне пустили разряд в задницу? Сдохнуть от собственного сослуживца, от молодого зеленого солдатика, пересравшегося от этой тысячу раз гребанной войны? Хрен им всем, великим правителем Конфедератов! Я дотяну свой срок и свалю отсюда на планету, переполненную красивыми девчонками и злачными местами с нелегальной дешевой выпивкой.
— Ты осел, Завацки, думаешь только о выпивке. Мы решаем судьбу мира. Ты чувствуешь ответственность? Радуйся, что тебе выпала такая честь. — Ты прав, я никому не нужный осел, нанятый за не такие уж большие деньги подставлять себя зергам, — Завацки смеется не так зло как в начале.
— Мне скучно, Завацки, зерги с утра не беспокят нас.
— Потерпи до вечера, быть может удастся поджарить парочку этих бестий.

2

До вечера еще ждать и ждать. Нестерпимо хочется есть: снабжение у нас, мало сказать, хреновое, еду привозят с соседней планеты и складируют в маловместимых депо. Еда гниет, наши животы пухнут, глаза воспаляются от наркотиков. Ходят разговоры, что боевые наркотики вредно сказываются на здоровье после демобилизации. Не желаю думать о этом. Я видел солдата, которые двинул кони от передозировки в разг ар битвы. Тогда мне стало страшнее, чем при встрече с гигантским ультралиском один на один. Наркотики помогают нам выжить сейчас, солдат не хочет думать о последствиях их применения. Впрочем, с ультралиском один на один мне не хочется. К нашему счастью, подобные твари не рождаются на нашей планете. Зерги травят нас гидролисками и зерглингами. Нам достаются не очень умные зерги.

— Какая дрянь! — произношу я вслух, вспомнив раздавленного зерглинга, валявшегося возле танка месяц назад.
— Тебя пробирает, — радуется Завацки моему настроению. — И пошли их всех на …!

Последовать примеру Завацки? Что за знакомые потрескивания? Ах ты…, вылазка?

— Бригада в полном составе собирается в квадрате 1. Проверить оружие, боезапас, стимпак. Расчетное время сбора 19.00. Подтвердите команду!
— Команду подтверждаю, — я срываюсь с места, кричу Завацки, делаю знаки молодым, расположившимся на отдых.

Несемся в полном составе в указанный квадрат. Командир Трейт, безмозглый лейтенант, тычет рукой в известном направлении. Голос его дрожит: нелегко вести отряд в первую вылазку. В ушах звучат новые команды:
— В квадрате 3-2 уничтожить колонию зергов. Время на операцию 24 минуты. Десантирование. Отступление бегом.
— Ты подумай, нас доставят в самую грязь на личном транспорте. — шутит Завацки.
— Зато потом придется колесить пешком в штаб. Остается положиться на командование в плане отсутствия зерглингов на пути следования.

Мы бежим дальше. Заскакиваем в транспортный маломестный бронированный корабль. Тот почти в ту же секунду срывается с места. Летим не более двух минут.

— Гниды, успели заложить колонию у нас под самым носом! — Завацки успевает вставить предложение, когда звучит сигнал о высадки.

Высаживаются одни морпехи, по ходу огневой поддержки сегодня не будет. Что же придется обколоться наркотиками и надеяться, что тебя не зацепит шальным когтем.

Высаживаемся у новой колонии. Вокруг ни единой охраны. Грип, расползжийся у нас под ногами, пухнет от какого-то зерговского строения, кажется мы успеваем вовремя. В случае, если этот язык успеет приобрести совершенную форму, нам не удастся уйти без потерь.

— Мочи! — орет Завацки и начинает поливать огнем разрастающуюся колонию.

Мы присоединяемся, кладем очередь за очередью, от языка брызжет кровь и пачкает нас, обдавая вонью. Через неколько минут строение лопается. Мы кричим от всеобщего восторга. Наш изрядно побледневший командир пытается отправить нас обратно, но мы еще поливаем остатки грипа. Потом в наушниках звучит команда, которой мы меньше всего хотели:
— Срочное отступление. В квадрате 3-1 отряд зерглингов при поддержке гидралисков, движутся в вашем направлении. Уходите!

Не стоит уговаривать бригаду морпехов бежать сломя голову, если на нашем хвосте отряд зергов. Бежим назад. Командир указывает дорогу, бежит впереди, хотя так уставом не положено.

— Сволочь, — шепчет Завацки тихо, думая, что никто его не слышит. Зря, наушники есть у каждого из наших солдат. Командир даже не оборачивается. Мы начинаем задыхаться, понимая, что не успеем в штаб до атаки зергов. Молодые валятся с ног. Командир получает отставку в глазах морпехов.
— Стоять. Испугались зергов? Кто побежит, стреляю в спину, — ору я и принимаю оборону, — Расположиться. Приготовить автоматы. Никто не боится. Мы выдержим эту атаку. База, командир спятил, принимаем оборону и просим помощи. Шевелитесь!
— Вас поняла, солдат. Высылаем танки. Другой помощи оказать не можем. — Стрелять по моей команде. Завацки, следи за зелеными. Кто даст деру, чесани его прямо в глупую спину.
— Будь спок, дружище, размажу по программе. — Завацки ухмыляется. — Стреляем по очереди в каждого зерглинга одновременно, иначе не убъем ни одного из паразитов. По моей команде. С гидралисками разбираемся позднее. Уколы!

Делаю себе инъекцию, глаза вылетают из орбит в голове ясность, боль раззадоривает меня:
— По первом зарглингу огонь!

Он не успевает добежать до наших позиций.

— По другому огонь!

И этот загибается на полпути. Их становится больше. Некоторые успевают добежать до фланговых солдат. Те падают под натиском на землю, продолжая отстреливаться. Я знаю, что им не выжить.

Зерглинги отбиты и мы потеряли почти половину. Гидралиски возьмут еще свою дань. Скольким из нас удастся добраться до базы? Где танки?

— База, требуем помощь. Огромные потери. Нападают гидралиски. Где танковая часть?
— Танки на подходе.
— Ты, гони свои долбанные танки, мы дохнем тут!!! — срывается Завацки в общий эфир. Координатор молчит. Танков нет.

Первый гидролиск выплюнул жидкость раньше нашего залпа. Одного морпеха расплавило прямо на глазах. Второго мы положили сразу без единого выстрела с его стороны. Третий выстрел дважды. Потом началась борьба за выживание. В пылу кровавого жаркого месива я вижу, как гидралиск разлетается на куски. Танки успевают как раз вовремя. Гидролиски бросаются назад. Ни один не успевает уйти. Танки стреляют из осадного положения и кладут каждого из мерзких зергов. У нас осталось пятеро бойцов. Сумасшедшего командира я не считаю.

Завацки сдирает шлем и орет:
— Что, съели нашего терранского огонька? Зверье! Вонючие отбросы из протухшего крипа! Мы их замочили, пацаны! Сделали, как жалких…
— Погоди, Завацки. Глянь, что они сделали с нами. Завацки смотрит вокруг и молчит. Я вижу как его лицо искажается злобой. Ничего не говоря он идет к танкам. Кругом кровь, взрытая поверхность грязной глинистой планеты, растерзанные солдаты Отдельной пехотной бригады. Сбоку мычит командир. Сняв шлем и глядя перед собой. Его отвезут на базу медику. Нас осталось пятеро. Завацки, я и трое молодых. Нам повезло. Сегодня.

3

— Ты не передумаешь, Завацки? — спрашиваю я возле космолета, провожая друга на родную планету.
— Подставлять свою спину под зергов за интересы Терранской Конфедерации? Я сыт по горло. Пусть воюют другие. Меня тошнит от вида зерговских внутренностей, разбросанных по полусгоревшему бункеру. — Завацки злится открыто. — Кстати, что сделали с тем командиром из нашей первой вылазки?
— Отправили коротать свой век в психушку.
— Лучше бы расстреляли. Столько ребят полегло из-за этой сволочи. Долбанная это война, скажу тебе. Умный я парень, что вовремя уезжаю отсюда. Поверь мне и собирай вещи как можно скорее.
— Мне не хочется уезжать после той вылазки. И к зергам у меня особый счет. Пришло время им расплатиться за долги. Удачи тебе, друг!
— Удачи, рядовой Нейнз!
— Сержант Нейз, Завацки.
— Ну да, какая тебе разница!
— Давай внутрь, старый долбанный матюгальник!
— Сам такой! — отвечает Завацки и скрывается в салоне корабля.

Мы воюем много лет с инопланетной рассой зергов. Никто не исследовал, откуда они пришли. Никто не узнал, уйдут ли они когда-нибудь. Ученые до сих пор ломают головы над их неестественной совершенной биологией. Нам известно только одно — зерги убивают быстро, не щадя никого и не беря в плен. Мы хотим выжить и боремся с ними. Иногда кажется, что силы на исходе на этой чужой грязной планете. Зачем она нужна Терранской Конфедерации? Генералы считают, что нужна для наших потомков. Не знаю, я не вижу тут ничего захватывающего, кроме разве выжженой земли и полчищ наших зергов.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!