Айюр. Кхала. Я. Один.

Название фанфика Айюр. Кхала. Я. Один.
Автор Zeratul_ke_Venatir
Рейтинг
Персонажи Зератул, Артанис, Амун
Посвящение Традиционно - Сакарье (она же ИШН). Спасибо, что поддерживаешь меня на тяжёлом пути через Лотву. Адун Торидас.
Предупреждение Смерть основного персонажа
От автора Я долго думал, убивать его или нет. Но всё-таки решил оставить в живых. Как и ещё нескольких других судей. О да, снова это скромное обаяние высшей касты.

Мариджар упоминался мной ранее в фанфиках "Входящие вторыми", "Погребённые заживо", "Метаморфозы воды" и даже "Da Capo al Coda". Пусть почти всё это чёртовы AU, я решил прописать ему отдельную судьбу и в реалиях SCII. Не знаю, что это на меня нашло. Наверное, вдохновение.

Музыка-настроение: Koda - Hands
Чото вроде иллюстрации - https://pp.vk.me/c627931/v627931542/2d9b0/qfprFMdlnRA.jpg

Аннотация Амун осквернил Кхалу и подчинил умы неотсечённых протоссов. Но не всех.


Мариджар чувствовал умиротворение, поднимающееся из глубин его души. Ровный, уверенный Свет, самое могущественное из орудий Судящего против Тьмы. Он чувствовал, как вокруг него клокочет океан бурлящей ярости, вливающейся в незащищенные сознания воинов через Общую Связь.

─ Того, кто стал Светом, не может коснуться Тьма… ─ повторял он себе, упрямо прогоняя возрастающую неуверенность в том, что Свет ещё существует хоть где-то, кроме как внутри него.

Это было страшно. Его знания позволяли ему защитить себя, но не давали никакого ответа на то, как помочь остальным. Он лишь бродил между их сознаний потерянной ниточкой света, слушая, чувствуя навязанные им мысли. Он умело скрывал свое присутствие и как никогда остро ощущал одиночество, более страшное, чем глухота детей Пустоты.

«Надо было ему послушать тебя», ─ с горечью подумал он, нащупав разум Иерарха, как и другие, охваченный чужой волей. Слишком молодой, слишком слабый, слишком далекий от знаний, доступных лишь посвященным, коих остались единицы, уцелевшие после великой бойни на Шакурасе. Мариджар посмотрел перед собой его глазами и вновь пришел в ужас от открывшегося ему зрелища. Одержимые воины нападали друг на друга, вновь попирая святость жизни каждого Перворожденного. Он чувствовал их боль и бессилие, как неясное эхо, тонущее в поглотившей и объединившей их Тьме.

Он видел Зератула. Тёмный прелат без колебаний обрывал жизни обезумевших берсерков, прорубая путь к Иерарху. Лишь темных храмовников не коснулась скверна. Какая горькая ирония. Мариджар был достаточно близко, чтобы осторожно коснуться его разума. Его Тьма не пугала, даже напротив, словно обещала защиту, как надёжная скорлупа, в которой скрывался его собственный неколебимый Свет.

─ Брат мой, это ли предвидел отец? Это ли предвидел ты? Можем ли мы спастись?

─ Брат мой, ─ Зератул ответил, не отвлекаясь от битвы, словно время внутри него шло иначе. ─ Сумрак пал и объединил нас, как и было предсказано. Но если ты смог противостоять Амуну, ещё есть надежда. Если я не смогу спасти Артаниса, ты должен найти Ключ. И выжить.

Мариджар пытался считать многочисленные образы, прилетевшие к нему с ответной телепатемой, но разум прелата закрылся. Он вновь потянулся к сознаниям одержимых воинов и увидел Зератула ─ одинокого и почти поверженного ─ глазами Артаниса. Вернее того, чем стал Артанис, в котором словно сосредоточилась скверна, желающая ввергнуть всё живое в Пустоту.

«Тёмный странник», ─ с ужасом подумал он, ощутив противоестественный обжигающий холод от слишком плотного соприкосновения с чужеродной сущностью.

Иерарх набросился на темного прелата. Мариджар содрогнулся, вновь ощутив, как чужая воля пытается захватить и его. Он выдержал этот удар и снова укрылся в сознании Зератула. Один молниеносный скачок. Прелат получил смертельную рану, рассекая нервные отростки Артаниса. Связь неожиданно оборвалась.

Мариджар плотно закрыл свои мысли, как если бы кто-то еще способен был их услышать, и заполнил эфир долгим телепатическим криком, от которого вскипела кровь и разорвались мягкие ткани у всех живых существ в радиусе нескольких метров. Боль физическая пронзила его вместе с осознанием утраты. Зератул был мёртв, и вместе с ним растаяла надежда хоть что-то изменить. Он взглянул на свои руки, увешанные тяжелыми браслетами, переставшими иметь значение после уничтожения касты Судящих. Его знания были совершенно бесполезны.

─ Рано или поздно ты подчинишься, ─ услышал он голос из глубин обступившей его Тьмы. ─ Или умрёшь так же, как он.

Снова его внутренний свет дрогнул. Он чувствовал себя одинокой звездой в беззвёздной темноте. Маленькой угасающей звездой, чей век должен был оборваться годы назад вместе с веком всех, ему подобных. Мариджар открыл глаза, удостоверившись, что он всё так же стоит один среди руин, в которые обратился один из покинутых лагерей, разбитых при приземлении. В воцарившемся всюду хаосе ему удалось скрываться от вездесущих очей Амуна. До этого момента.

─ Я никогда не был так силен, как ты, брат. Я не могу сражаться один против… всей Кхалы. Я ведь даже… не смогу улететь отсюда.

─… или умрёшь… ─ повторило эхо в его разуме, когда Судящий потянулся к кхайдариновому кинжалу, висевшему на поясе среди других украшений.

Он обернулся, почувствовав присутствие враждебной ауры совсем близко. Несколько зерглингов сидели на вонзившемся рядом с ним в землю куске обшивки и выжидающе смотрели на него. Сам Тёмный Странник пришёл посмотреть на то, как он оборвёт свою жизнь и тем исполнит его волю.

─ Если бы ты только позволил мне показать тебе, как прекрасно настоящее Единство… ─ тысячи голосов прошептали в унисон. Так неестественно. Так неправильно. Это была не Кхала. Это была ересь, подчинившая слабых. И он был, возможно, последним, кто мог вернуть Свет Истины в их сердца.

Мариджар опустил кинжал, глядя в глаза своему врагу. В одни из миллионов глаз. Отчаяние в нём внезапно сменилось отвращением, отвращение сменилось гневом, придавшим сил и отшвырнувшим фальшивую ярость Тёмного Странника.

─ Айюр. Кхала. Я. Один. И меня никогда не коснётся Тьма! ─ он сконцентрировал облако энергии в ладонях и обрушил на окружавших его тварей. Воздух огласился какофонией воплей тех, что умирали, и тех, что выбирались из своих укрытий, намереваясь уничтожить его.

Его силы стремительно иссякали, но он продолжал, уже не надеясь выйти из этого боя живым. Трупы зергов множились, образуя вокруг него курган из кровоточащей плоти. Заряды становились слабее, и враги успевали подобраться ближе и ближе, атаковать и истончить ещё больше стенку пси-щита.

Шип гидралиска беспрепятственно пролетел над его плечом и задел свободно свисавшие нервные отростки. Мариджар сморщился от боли и снова попытался атаковать, но его энергии хватило лишь на безобидную маленькую искру. Ноги подогнулись от подступившей слабости, и он упал на покрытую телами землю. С ним остался лишь собственный разум и внутренний Свет. Самое сильное его оружие перед лицом Тёмного Странника. Совершенно бесполезное против его армии.

Мариджар мог видеть, как склонившиеся над ним зерги покорно отступили и на их место встал тамплиер. Его глаза и клинки сияли алым. Его воля была абсолютна покорна Амуну, захвачена настолько сильно, что он не смог прочитать в его разуме ничего о бывшей там личности, слишком сильно подавленной.

─ Твоя борьба не имеет смысла. Прими свою смерть. Прими от своих же людей, ─ зилот торжествующе занёс клинок. ─ Или покорись мне, это твой последний… ─ короткая зелёная вспышка. Алые огни клинков погасли, и глаза зилота вернули свой изначальный цвет. На месте чужеродной сущности возникла пустота, тут же заполнившаяся болью, и воин пал на колени рядом с Судящим, сжимая пучок собственных отсечённых отростков. Тёмная аура пронеслась неуловимой тенью на периферии восприятия и улетела прочь вместе с гулом рассекающей пространство варп-косы.

─ Претор Теледин? ─ осторожно спросил Мариджар, лишь теперь узнав того, кто секунду назад намеревался его уничтожить.

─ Позвольте мне принести извинения позже, Судящий, ─ тамплиер поднял его на руки, превозмогая собственную боль, сводящую с ума почти также, как охватившее его раскаяние за те убийства, которые Амун совершил его руками. ─ Я должен доставить вас в безопасное место.

─ Вы смогли вернуться… Значит ─ ещё есть надежда, — он закрыл глаза и позволил нести себя на встречу с остальными. Тёмными или освобождёнными ─ Сумрак объединил всех в этом жутком союзе. И он, Мариджар ке Ара, должен был выжить. Выжить, чтобы однажды вернуть Перворождённым их настоящий Свет.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz