Другое измерение

Название фанфика Другое измерение
Автор e1-PalladiN(SD)
Рейтинг PG-13
Персонажи Ксел-Нага, авторские
Посвящение
Предупреждение
От автора
Аннотация История одного зилота.

Танк в упор выстрелил в того зилота, что бежал справа. Уже севший щит не сумел отразить мощного удара, и израненое тело рухнуло на камни.

Сильным прыжком я достиг башни танка и быстрым и резким движением вскрыл её. На секунду передо мной промелькнуло искаженное ужасом лицо механика, который в тот же момент рухнул мертвый, затем пилот и наводчик. Пробив брешь в топливном баке, я выпрыгнул из танка и побежал. Через несколько секунд танк взорвался.

Вокруг свистели пули, то и дело мой щит принимал на себя ударные волны от танковых ударов. Я и мои братья нападали на строй землян, развернувшийся в опасной близости от нашего поселения.

Почти невредимый я добежал до еще одного танка, только что уничтожившего драгуна. Не залезая внутрь я сильно ударил танк, пробив броню. Энергия ярости питала клинки лучше чем пси. Еще одним быстрым ударом я вывел осадную пушку из строя, и завершающим ударом развалил гусеницу.

Я сильно устал, но бежал дальше и дальше, убивая пехотинцев, сокрушая под прикрытием драгунов вультуры. Вокруг меня гибли и гибли братья, техника землян тоже взрывалась тут и там, но я все еще бежал лишь с легким повреждением щитов. Вдруг мощный удар опрокинул меня на землю, в то же мгновение я понял что в меня попал танковый разряд. С трудом поднявшись и усилиями воли стараясь восстановить щит как можно быстрее я кинулся дальше. Слева от меня из-за какого то обломка выскочила вультура, я кунулся к ней, но она резко развернулась и стала уезжать. Вдруг другая вультура появилась за моей спиной. «Разводят, дьяволы!» — подумал я, вспомнив те случаи, которые нам рассказывали сельские долгожители о том как слабые и маломощные вультуры используя грамотную тактику ведения боя убивали превосходящее число зилотов.

На этот раз, правда, вультурам развод не удался — та из них, что выехала за моей спиной, разлетелась на куски от выстрела драгуна.

На удлиненных ногах я догнал вторую, и уничтожил мощнейшим ударом лезвий.

Но тут по мне второй раз дал залп танк — я еще успел разглядеть вспышку света у конца его дула, когда тяжелый и мощный снаряд, пробив не до конца восстановленный щит, сильно продавил мне доспех.

Я снова вскочил, на этот раз сильно пошатываясь. Я чувствовал что сил осталось мало и уж точно не хватает для продолжения битвы.

Я побежал назад, с трудом переставляя неудобные теперь ноги. С силой я ударил по ямам по бокам от колен, и удлинители отвалились. Я с трудом отступал а вокруг меня обратно бежали и бежали фанатики, драгуны, жрецы и плыли архоны. Я шел дальше, с трудом выдерживая это зрелище, когда все идут чтобы умирать а я возвращаюсь чтобы спасти свою жизнь.

Внезапно странное чувство щекотнуло мне грудь и я, почувствовав что-то неладное, обернулся назад.

И в то же мгновение я в последний раз увидел эту вспышку света. Тяжелый, сокрушающий удар в третий раз вогнал меня в землю, но на этот раз встать я уже не смог.

Сознание мутилось, я вспоминал жизнь без войн, без печалей потерь и думал о том, чтобы еще хоть как то продлить свое существование. Левую руку я не чувствовал, и с трудом повернув голову увидел, что взрывом перебита нервная связка руки. Правой рукой я вцепился в каменистую землю передо мной и пополз.

Темнота то набегала, то отходила от моих глаз, мозг с трудом работал, оценивая окружающую обстановку. Проползя с десяток метров я бессильно уронил здоровую руку на землю. Сил не было. Расслабив все мышцы, я ощутил как мягкая волна темноты вновь накатила на меня, и на этот раз не ушла.

Снова ощутил жизнь я в Архивах Храма. Это была одна из подземных комнат — светлая лаборатория, с многочисленными роботами-пмощниками и несколькими темными и высшими жрецами. Они совершали какие то странные операции — я лежал на столе, к моей голове было подсоединено много проводов, над ней висел голубоватого цвета зонд, а жрецы ходили туда-сюда, поднося странные детали, что-то конструируя. Один из них следил за показаниями моинтора.

— Он очнулся, Элиом. — Произнес тот, что стоял у монитора.
— Я вижу, Галеоус, продолжай следить за данными — Отвечал тот. И добавил мне: Лежи спокойно, думай о чем-нибудь хорошем и представь себе, что боги уже забрали тебя и ты с ними на Далеких Мирах.

Это был странный храмовник — видимо очень старый. Немногие теперь верили в то, что после смерти каждый протосс становится одним из тех, кто нас создал — богами Ксел Нага, и в то, что став одним из них все мы отправляемся в те далекие и недоступные миры, которые сейчас бороздят Ксел Нага на своих кораблях.

Наконец в мое помутившееся сознание вошло осознание происходящего, и я понял, что там, на поле боя, я не умер совсем, а остался как бы наполовину жив, ибо мой дух не покинул доспеха. Теперь сохранившийся разум вселяли в прочную оболочку драгуна, дабы я мог служить своей расе и дальше.

Показания монитора, идущие от зонда над моей головой и сканнеров были нормальными, и все было готово к переселению разума.

Это была не пересадка головного мозга, как могли бы подумать земляне. Нет. Это было именно переселение меня всего, меня, как духа, при этом все, что было в моем мозгу, заносилось на микросхемы и чипы, образующие центральную систему управления роботом-драгуном.

Нам рассказывали об этом процессе когда-то давным давно, но сейчас я ясно припомнил как это делается, а так же точно знал, что это наиболее выгодный вариант создания новых бойцов. Другие варианты, такие как, например, пресловутая пересадка мозга в робота с последующим подключением кибер-органических детекторов, и подобные ему оказались невыгодными. Во многих случаях мозг погибал, поврежденный механикой, или просто не прижившийся в кибернетическом организме, а иногда эти протоссы-киборги сходили с ума, при этом последствия могли быть какими угодно.

Тот вариант, который применяли ко мне был плох лишь одним — когда кибернетическая оболочка будет уничтожена, меня уже никогда не возможно будет вернуть, потому что любое повреждение мозга-микросхемы приводит к мгновенной гибели.

Все это пронеслось у меня в голове в несколько секунд, и я понял что сейчас начнется.

Началось — сознание пропадало, мысли и чувства путались, завихрились в диком танце, искалеченное в бою тело начало неметь.

Наскакивая друг на друга скорбь и печаль, радость и грусть, ненависть и гордость мешались с мыслями, а потом отпадали одна за одной. Я припомнил тот танк, который по мне выстрелил, и вдруг понял что не ненавижу его. Зато я точно знал все его характеристики — толщину броню, ударную мощность, среднюю вероятность попадания в движущуяся цель и так далее. Вспомнив свою погибшую в боях семью я вдруг ощутил, что во мне нет горя по поводу их гибели. Зато я отлично вспонимл все, что с нами происходило — все дни, все события что прошли за десятки лет моего существования.

Я не чувствовал жалости и из-за этого стал противен себе. Но через мгновение понял, что и это прошло. Теперь я — машина, во мне нет ничего, что так свойственно нам, протоссам, да и людям тоже, кроме холодного расчета, суровой мощи и быстроты выполнения мозговых операций. Мой мозг был полностью перенесен в механический вид, и, подключенный к всему моему новому телу, анализировал..

Общие цвета зрительного восприятия робота, ставшего мной, были красными. Зрение было великолепным, я улавливал любые детали, к тому же мог приблизить изоборажение и удалить его по необходимости.

Я пробовал новые возможности чувствительных механизмов, когда весь фантом моего бывшего тела так же был погружен в машину, и растекся по ней согласно запрограммированной схеме.

Я ощутил — теперь моя левая рука — это вон та механическая опора, правая — это та, что справа от нее, а мои ноги — это две других опоры. ощутив странное покалывание в спине, я обнаружил, что при желании могу выстрелить пучком разрушающей фазу пушки.

— Благодарю за операцию. — Произнес я странным, металлическим голосом.
— Это наша работа. — Отвечал мне тот храмовник, что верил в старые байки.

Я пошевелил опорами, они ходили с легкостью, совсем без напряжения, не то что мои старые ноги с удлинителем.

— Теперь пройди на Бронесклад, там тебя снарядят для войны. — Сказал тот, что следил за показаниями.

В мозгу мгновенно выстроилась схема пути к Оборонному складу, несмотря на то что раньше я там никогда не бывал. Меня это заинтересовало, и я обратился к памяти глубже. Оказалось, что я знаю где находится Чар, главный мир Зерга, Аиур — дом протоссов, даже Земля — рассадник людей по вселенной.

Я направился на склад, где на меня поставили высокомощную броню.

— Сейчас идет война против людей — Сказал мне Мастер Брони — Зергов после Великого Краха не видели уже много лет, по крайней мере в этих областях, поэтому наши ученые разработали новый, противотерранский набор защитных пластов. Ты будешь первым, на кого поставят эту броню, так сказать, подопытным кроликом. Боевые качества у тебя хорошие, поэтому это доверили именно тебе.

«Отлично» — подумал я, но в ответ лишь кивнул механической головой.

Выйдя с Бронесклада, я решил прогуляться по поселению и порадоваться тому, что оно все еще стоит, но ноги не слушались. Вдруг я понял, что мне совершенно необходимо иметь цель для того чтобы жить, а просто так ходить по улицам растрачивая энергию и думать о том, что поселение еще существует, хотя оно может быть снесено в любой момент я не могу. Внезапно внутри меня прозвенела тревога — перед глазами всплыла карта местности, мгновенно приблизив какую-то область, возникло предупреждение о тревоге — отряд протоссов атакован в секторе Серых Гор.

Я понесся туда, по пути замечая, как стекаются по тому же неправлению и другие протоссы. Зилоты меня не инетерсовали, а вот драгуны были очень интересны.

Когда я сам был простым протоссом, я ничего не знал о драгунах, сквозь толстый слой брони было невозможно пробиться, и те кто их делал просто говорили нам::

Мы сделали вам еще одного брата. Он будет воевать вместе с вами — И уходили делать следующего.

Мы знали, что любой драгун — это наш бывший соратник, он знал все, что с ним происходило когда он был зилотом, но дружбы между зилотами и драгунами никогда не было. Теперь я знал почему: Мы другие. Нам неинтересна печаль и скорбь, любовь и сострадание, ненависть и тоска. Зато мы никогда не забудем, что и когда делали, для чего мы живем, и как нам выполнять свою цель.

Сейчас, идя в одном ряду с другими драгунами я чувствовал каждого из них, мог мысленно вычислить то что они думали, и мгновенно улавливал всю информацию о новых драгунах, которые появлялись в нашем ряду. Каждый мгновенно по радио трансляторам узнавал все о другом, и мы шли дальше.

Рядом со мной шла робот-драгун по имени Аэли. Когда-то она была неплохим бойцом — я узнал это сразу как только увидел ее. Мы завели разговор, обсуждая план атаки на противника.

Как странно — не успев даже как следует обсудить атаку мы уже пришли к абсолютному взаимопониманию. Мне нравилась эта особенность драгунов — ты просто понимаешь собеседника сразу и все. Нет недомолвок и неясностей, двусмысленных выражений и неясности в мыслях.

Тем временем мои детекторы стали улавливать слабые громыхания — колебания воздуха. Где-то стреляли танки.

Зилоты рвались вперед — себе на погибель, и я анализируя их движения мгновенно понимал все недостатки и достоинства каждого из них, а так же то, как они хаотично, невзаимосвязанно идут вперед. То ли дело мы, драгуны! Если бы на нас сейчас напал отряд противника, мы бы мгновенно проанализировали его численность, мощность, и вероятные варианты атаки с его стороны. Мы бы расположились и пошли в атаку именно так, как было бы максимально эффективно против конкретной цели.

Однако зилоты, подходя ближе к месту военных действий, становились более быстрыми, разбегались в путающей ум комбинации (не наш роботизированный ум конечно, а тех землян, которых мы идем уничтожать) и становились опасным противником, но все же были видно — им не хватает взаимосвязанности действий. Они не обладали единой разумной системой, как мы драгуны, с помощью которой мы в любой момент времени можем выполнять любые комбинации в полной гармонии друг с другом.

Началась атака нашего отряда, зилоты как всегда рванулись вперед, намереваясь как можно бстрее вывести из строя танковые дивизии, дабы те не нанесли большой урон нам, драгунам.

Туда-сюда сновали вультуры, которые мы быстро выводили из строя. Танки так же не представляли большой угрозы для нашего мощного смешанного отряда. Вдруг на горизонте показалось несколько точек — мгновенное увеличения и я понял что это дроп шипы землян. В ту же секунду я проанализировал рельеф местности, причем обнаружил, что есть очень удобная гора для высадки танков, откуда они смогут вести сильный огонь, оставаясь сами почти в полной безопасности. В ту же секунду я послал результаты анализа другим драгунам, и послал предложение — быстро пройти к горе и постараться сбить дроп шипы. Временной анализ показал что мы сделаем это с вероятностью 92 %, при этом по нам не будет выпущенно ни одного заряда. И тут оказалось что кто-то думает иначе — я принял сигнал другого драгуна — Инниола. Он предлагал обойти гору с другой стороны и взойти на нее по узкой тропе наверх, о существовании которой знали мы все.

— Если мы сделаем это то сможем уничтожить танки с вероятностью 100 % говорил он.

Я ему отвечал: Да но в таком случае танки высадяться и смогут уничтожить несколько наших боевых единиц.

— Но в случае, который предлагаешь ты, Эктелион, мы имеем успех с вероятностью 92 %. — Сказал он мне
— И не имеем потерь.
— Согласно правилам Лестницы я являюсь командующим данным отрядом — произнес Инниол. — Выполнять приказ.

Невыполнение приказа в данном случае было бы нелогичным и глупым, и я повиновался, как и все остальные. Но что-то здесь было неправильно.

Мы быстро двинулись на гору; восходя на нее мы на несколько секунд потеряли дроп шипи из виду. Когда мы взобрались, мы поняли, как глуюоко прочситались: земляне, увидев что мы забираемся на эту гору, повернули и высадились на том поле боя, где, как нам несколько секунд назад казалось, все было уже решено в пользу протоссов. Но высадились танки, вультуры, даже несколько голиафов. Танки развернулись и дали первый залп. Несколько наших братьев легли мертвыми.

— Та ответишь за это перед трибуналом, Инниол — Угрожающе произнес я.

На мгновение тот замолчал, но потом сказал: Скорее к битве, мы должны уничтожить их!

Мы понеслись обратно, и рядом со мной опять оказалась Аэли. Я в очередной раз отметил какая она спокойная, рассудительная, мягкая и в то же время быстрая. Не то, что этот нервный глупец Инниол. Пока мы шли я заглянул глубже в глубины ее памяти и узнал много информации о ее прошлом, о том как она жила, и как умерла в первый раз. Я испытывал странное чувство где-то в области груди.

Тем временем мы приближались к врагу, и рассредотачивались. Приняв оптимально эффективную позицию мы двинулись на врага. первые залпы приняли на себя зилоты. И тут из-за танков выехали вультуры, мощным огнем поливая передние ряды фанатиков, а по нам дали залп танки. Я был хорошо бронирован — лучше всех в этом отряде, но все равно почувствовал мощь танковых пушек. Удар пришелся по многим из нас — и по Аэли тоже.

мы дали тветный залп, но пушки готовы были ударить снова. Проанализировав направление, я вдруг понял, что если я не сделаю что-нибудь, Аэли рухнет мертвой под несколькими снарядами танков. Я кинулся вперед, закрыва ее собой, и 5 танковых снарядов начисто снесли мой щит, однако я почти один принял на себя все удары, теперь же мы открыли огонь и уничтожили сразу несколько танков. Их боевая мощь значительно осбалела и все было уже ясно, когда внезапно по мне открыл огонь кто-то сзади. обернувшись, я увидел Инниола, а прямо в меня летел мощный пучок фазового разряда. И в тот же момент танки ударили еще раз — я не успел спасти Аэли на этот раз, она рухнула с пробитой броней. В последний раз я успел вырвать обрывок ее прошлого — это оказался тот момент когда она погибла в первый раз. Я вдруг ощутил, что мне жаль — именно жаль её! И получил удар танков, а довершил меня выстрел Иниола.

Никакая броня не спасла от того количества ударов, которые были обрушены на меня. В последние секунды я видел, как драгуны — мои друзья, а может быть и враги, добили танки, как ухмыльнулось кибернетическое лицо Иниола, когда он в последний раз взглянул в мои потухающие глаза.

В ту секунду я осознал многое, но это все уже было неважно. Я осознал, что робот тоже может любить робота, если у обоих есть прошлое, когда они были живы по-настоящему. Я понял что каждый из нас мог быть злым, добрым, грустящим и ненавидящем, если бы он осознал природу этого чувства. Иниол осознал природу зла и подлости, и убил меня за то, что я хотел жаловаться в трибунал.

Теперь я был рад, что перестаю быть драгуном — я становлюсь просто никем, и исчезаю в бесконечности пространства и времени….

Темноты не было. Мой механический мозг просто перестал работать.

Вдруг я ощутил, что еще чувтвую себя, но уже не на поверхности каменистой планеты, а где то в другом месте, помжет быть даже в другом мире. Я увидел свет впереди, а вокруг была тьма.

Вдруг из света появилась темная фигура — высокая, мощная.

И я узнал по древним описаниям, что это один из богов — Ксел Нага.

— Приветствую, вечный странник. — С доброй улыбкой сказал он мне. — Ты прошел свой очередной путь, и теперь у тебя есть много времени, чтобы отдохнуть, подумать и вновь стать одним из, перед тем как вернуться к тяжкой жизни в обыденной реальности.
— Как я сюда попал? Где я? — Спросил я у него.
— Ты в тех местах, что самые мудрые и старые протоссы называют Далекими Мирами. Мы с тобой сейчас на одном из кораблей наших великих предков — Прародителей Ксел Нага. Наш путь лежит в вечность и у тебя будет достаточно времени для всего, что ты только сможешь придумать. Пойдем. — Так говорил он мне, и я все сильнее ощущал мягкую, добрую ауру этих мест. Наконец-то я там, где всегда мечтал оказаться.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz