На краю горизонта

Название фанфика На краю горизонта
Автор Zeratul_ke_Venatir
Рейтинг PG-13
Персонажи Зератул, Рашжагал
Посвящение
Предупреждение
От автора Автор очень любит чёрные дыры (да, от этого фика за версту несёт Интерстелларом, но не только в нём дело - идея у меня зрела давно). А ещё автор считает, что протоссы - крайне продвинутые товарищи, которые умеют манипулировать временными сдвигами (что в каноне есть) и защищаться от них столь же успешно, как и от прочих возможных перегрузок.
Псевдонаучная муть в рассказе введена от фонаря. Автор филолог и сам ни в зуб ногой в этом (а уж тем более в геометрии Лобачевского и прочей траве, на которую я тут ссылаюсь), не придирайтесь.

И да, Рашагал - потому что мне так нравится.

Таймлайн - постБрудвор
Мысли=слова Зератула написанны курсивом специально. =

Изначальная идея была гораздо более депрессивной и безумной (ибо родилась в 2005м, ещё давно, и содержала больший процент некрофилии). Теперь же я о ней вспомнил ввиду того, что Доктор настойчиво рекомендовал мне написать фанфик о том, как глаза Зератула сменили свой цвет.

Музыка
Clint Mansell and Sam Hulick – An End, Once and For All (да, я пишу фик по Старкрафту под ОSТ МЕ, я молодец)

Аннотация Зератул утратил волю к жизни после смерти Матриарха.


And you, my father, there on that sad height,
Curse, bless me now with your fierce tears, I pray.
Do not go gentle into that good night.
Rage, rage against the dying of the light.
© Dylan Thomas

 

«Искатель Пустоты» дрейфовал по неустойчивой орбите негативной звезды1)Негативными звёздами протоссы называют чёрные дыры. Согласно канону, Зератул их на своём веку повидал великое множество.. Свет далёкого солнца искривлялся ослепительной дугой, огибая это последнее пристанище и проваливаясь в непроглядную бездну гравитационной сингулярности.

Нет никакой разницы, что мы делаем. Всех поглотит Тьма.

Корабль не подавал признаков жизни, с постепенно увеличивающейся скоростью приближаясь к горизонту событий.

Небытие. Безвременье. Бесцельная вечность, что была у нас до этого дня, намного лучше того будущего, что мы получили.

Рашагал смотрела в разверзшееся над кораблём сердце Пустоты. В её глазах, словно бы отражавших его, не было ни единой искорки света. Зератул мягко обнимал её плечи, лёжа рядом на полу камеры управления.

Я могу остановить время. Могу повернуть его вспять. Я могу попытаться… могу что-то изменить
.

Давно остывшее тело не реагировало на прикосновения. Мёртвый разум не отвечал ни единым откликом. Из-под небрежно наброшенного края плаща, на груди Матриарха, на месте сердца, виднелась широкая сквозная рана с опалёнными краями.

Я знаю, что ты скажешь. Так должно было произойти. Так было предначертано. Мне было предначертано убить тебя. Ты всегда это знала. А я никогда тебе не верил. Не хотел верить. Как и в то, что мы не можем изменить прошлое.

Энергетические линии корабля замерцали чуть ярче, когда активировалась автоматическая темпоральная защита. Корпус «Искателя» жалобно дрогнул от свалившейся на него нагрузки. Тёмный Прелат развернулся к приближавшейся бездне, накрывшей корабль абсолютной беззвёздной чернотой.

Двести циклов назад ты показала мне это место. Сказала, что слышишь здесь голоса из будущего. Я бы хотел услышать твой голос. Откуда угодно. Сейчас…

Крепче прижав к себе тело, он зарылся лицом в беспорядочно рассыпавшиеся нервные отростки, окоченевшие и ставшие похожими на провода.

Мне мало просто знать всё, что ты скажешь. Мне нужно, чтобы это сказала именно ты. Направь меня. Я пойду за тобой… куда угодно.

Глаза Зератула тускло мерцали красным, выпуская в пространство тонкие ниточки энергии. Даже в самых жарких боях он не бывал так близок к смерти, как в эти минуты. Смерть нависла над ним за прозрачным потолком. Смерть лежала рядом с ним, зияя чёрными провалами глаз Матриарха. Смерть заполняла его разум, разливаясь по телу холодом, непохожим на столь привычный ему холод Тьмы, и этот холод вытеснял остатки воли к жизни.

Энергетические линии корабля вспыхнули в полную силу, и дрожь, охватившая его, прокатилась от кормы до камеры управления намного ощутимее. Многие переборки стали полупрозрачными и между ними, словно во сне, началось оживление. Из иного пространства-времени, едва уловимые периферией восприятия, стали доноситься голоса.

— Мы попали в фазовый темпоральный сдвиг!

— Компенсируй!

— Слишком большая нагрузка! Поле искривления нестабильно! Мы не можем выбраться! — голос пилота зазвучал громче и отчётливо выдавал нотки паники.

— Далакор, я обнаружила источник аномалии! Это… кажется, здесь что-то живое!

Алгоритм поля четырёхмерной гиперболической сферы на пятнадцать процентов, отрицательное ускорение три восемнадцать по стабильной параболической спирали. Затем расширить поле на тридцать и тормозить замыкающей пять восемнадцать девять, не отключая отрицательный темпоральный компенсатор. Тогда ты вернёшься в момент начала падения в бездну и сможешь передумать. Ты сама меня научила.

— Кто здесь? Кто говорит? Далакор, ты это слышишь?

— Что?

— Принимай от меня формулу!

Зератул повернул голову на столь знакомый, столь желанный голос. Прямо рядом с ним, искажённая фазовым сдвигом, неуловимой тенью бегала та, что в его реальности недвижимо лежала на полу. Корабль снова тряхнуло, и она отпрыгнула к стене.

— Кто ты? Почему ты здесь? — даже сквозь искажения были различимы золотые огоньки её глаз, смотревшие с удивлением и непониманием.

Я — твоя смерть.

Прелат заставил себя отпустить мёртвое тело и подняться на ноги, чтобы подойти ближе и бросить последний взгляд на ту, что была живой.

— Ты только что спас мне жизнь.

— Поле стабилизируется! — раздался до истерики счастливый голос пилота. Едва обретшие четкость очертания вновь начали таять размытыми спектральными искажениями.

— Выбирайся отсюда.

Последние слова Рашагал растаяли вместе с её образом, утонув в электрическом гудении накалившихся до предела энергетических линий. Тьма за прозрачным потолком камеры стала невидна из-за наполнившего помещение зелёного свечения, исходившего от хаотически мечущихся по всем поверхностям ярких крошечных молний. «Искатель Пустоты» из последних сил сопротивлялся неминуемой гибели.

Разряды встречались с телом тёмного Прелата, и каждое новое прикосновение жалило ослабшую плоть всё ощутимее. Очередной энергетический всплеск, протянувшись от потолка к полу, прошил его ослепительной вспышкой.

Зератул упал и бросил взгляд на труп, так и лежавший неподвижно с запрокинутой в ничто головой. Натыкаясь на него, молнии проходили насквозь без всякого эффекта. Словно там никого не было. Уже давно.

Выбирайся отсюда.

Получив новые настройки, «Искатель» развернулся у самого края перед падением за горизонт событий. Защищённые теперь нужной конфигурацией поля, системы корабля перестали испытывать постоянные перегрузки, и энергетические линии, испустив напоследок несколько искр, погасли одна за другой.

В спустившийся полумрак вливался мягкий свет умирающего солнца, рассеянный лиловой туманностью, раскинувшейся вокруг чёрной дыры. Космос приветливо встречал Прелата мерцанием знакомых звёзд. Но среди привычного появилось и нечто новое — пара тускнеющих в прозрачном стекле зелёных огней, смотревших на него из собственного отражения.

Примечания   [ + ]

1. Негативными звёздами протоссы называют чёрные дыры. Согласно канону, Зератул их на своём веку повидал великое множество.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!