ВКхале

Название фанфика ВКхале
Автор Zeratul_ke_Venatir
Рейтинг R
Персонажи Авторские
Посвящение ИШН - за вдохновение.
Доктору - за идею.
Предупреждение
От автора Я бетил рассказ Ivory_Shadow_Noktane и случайно выцепленная фраза, как это бывает, породила идею в голове моего ненаглядного Килгора Траута (он же Доктор). И я тут же побежал писать её, пока горячая.
Это должна была быть весёлая пародия на ВКонтакте и интернет вообще. С его хоттопиками, баянами и даже порнухой. А вышло... вышло как-то грустно.

Музыка-настроение:
This Will Destroy You – There Are Some Remedies Worse Than The Disease

Аннотация Со временем Иделла нашла в своём положении некоторую прелесть. Единственное живое, или по крайней мере разумное существо на весь Джалдакс, одинокий протосс на периферии Общей Связи. Настолько далеко, что для полноценного контакта ей приходилось использовать встроенный в потолок консольной пси-усилитель, и никто не мог осудить её, если она не желала поддерживать его постоянно.


Это был исключительно погожий день для южных широт Джалдакса. Местное солнце бросало скупые лучи через зеленоватые облака хлористых испарений, согревая атмосферу до температуры комфорта, которую, к сожалению, не могли оценить денно и нощно суетившиеся на поверхности планеты зонды.

Иделла проснулась. Она давно перестала обращать внимание на окружающее время суток. В её разуме царила привычная тишина.

— Ску-ука, — произнесла она в пустоту, потягиваясь в своём антигравитационном кресле, максимально выгибая шею назад и словно специально подметая пол далеко не первой чистоты кончиками нервных окончаний на голове. — Отчёт о состоянии, — столь же апатично отдала она команду главному компьютеру нексуса, и перед ней материализовался полукруглый голоэкран с изображениями всех присутствовавших на планете зондов. Уровень добычи минералов за последние восемнадцать суток по неизвестным причинам упал на 0,5%. В остальном не произошло никаких изменений ни в техническом состоянии зондов, ни в уровне коррозии склада, прекрасно защищённого щитами от любого влияния внешней среды.

Справа от неё всплыла сводка о погоде.

— Надо же. Солнце, — Иделла вызвала на видовой экран изображение прилегавшей к нексусу территории. Желтоватая трава, больше напоминавшая водоросли или мох, робко тянулась к свету, цепляясь за чёрные камни, пористые от постоянных кислотных дождей. Поле обзора плавно пересёк один из зондов с контейнером веспена. — Привет, проклятие моё, — обратилась она к механическому рабочему, цикл тому назад обнаружившему месторождение, которое стало причиной её бессрочной задержки на этом безжизненном камне.

Поначалу это её здорово расстроило. Но, со временем, Иделла нашла в своём положении некоторую прелесть. Единственное живое, или по крайней мере разумное существо на весь Джалдакс, одинокий протосс на периферии Общей Связи. Настолько далеко, что для полноценного контакта ей приходилось использовать встроенный в потолок консольной пси-усилитель, и никто не мог осудить её, если она не желала поддерживать его постоянно.

— Ну… что нового в Кхале? — она закрыла глаза, потянувшись сознанием к огромной сети, связывавшей воедино всех представителей её расы и простиравшейся всюду, где действовала доктрина Ди Ул. Она двигалась привычным маршрутом, словно одинокая лодка в бушующем океане чужих поверхностных мыслей, маленькая, незаметная, но уверенная.

Самой обсуждаемой новостью был праздник Посвящения, прошедший на Айюре несколько часов назад. Мысли представителей всех каст пестрили цитатами инициационных речей молодых джудикейторов и картинами церемониального шествия со всех ракурсов. С одного из особенно популярных было видно, как некий Судящий Сиомид ке Шелак хватает за нервные отростки Прокуратора Альгинерию ке Ара и получает от неё щедрый пси-пинок. Этот инцидент был настолько обсуждаем, что вытеснил из умов Перворожденных бенгалааса-альбиноса. С другого, чуть менее популярного, претор Теледин отчитывал пару перебравших с марангой подростков, забывших, зачем они сюда пришли.

— Маранга… — Иделла тоскливо прищурила свои бледно-бирюзовые глаза, — боги, теперь я хочу курить. — Лениво наклонившись, она пошарила ладонью по полу и нащупала небольшую коробочку. Чуть приподняв, она встряхнула её — по ощущениям та была почти пуста. — Или не хочу…

Она пустилась далее в своё плавание по умам и чувствам сородичей, стараясь игнорировать всё, что было связанно с её маленькой слабостью.

Ещё одним примечательным событием праздника был танец веларийских воительниц под восхитительный квартет канимайских кселиферов. Большинство лицезревших это действо транслировали его по Общей Связи, прилагая ремарку, что оно «покорило их до самых недр души и низов тела», и выражали сожаление о том, что эти прекрасные девушки не состоят с ними в духовном родстве. Сами танцовщицы выражали своё нескрываемое удовольствие от новообретённой популярности.

— Ха-ха. А я всё проспала, — Иделла уставилась на свои ступни и подумала о том, что они не созданы для подобных танцев, как и она сама, рождённая и воспитанная в касте кхалаи. Она делала то, чего требовал от неё долг перед родиной. Три цикла назад её, саму ещё едва прожившую семьдесят, выбрали оператором рудника на Джалдаксе — потому что даже безупречно сконструированным роботам-зондам требовался прямой регулярный контроль.

Она медленно и плавно отдалилась от центра воронки, сосредоточившись на мыслях более приземлённых и повседневных, среди которых всё равно то и дело проскальзывали цитаты из свежих проповедей и упоминания о том, как полцикла назад Судящий Энойсир ке Шелак споткнулся о чьё-то чувство юмора и упал в Большой Бассейн Ледешийских Садов.

— Да когда же вы перестанете мусолить эту историю? — высказалась она раздражённо в адрес обсуждавшей инцидент группы зилотов. В её сторону тут же полетели телепатемы неодобрения и подколы, общим смыслом имевшие: «Радуйся, ты небось вообще забыла, как выглядит Айюр!». — Вы, безусловно, правы, воины. Однако иногда я этому безмерно рада.

Прослушав новости о разработке более самостоятельной модели преобразователя материи и новых улучшениях для зондов, она снова закрыла своё восприятие, оставив лишь узкий канал для тянувшейся бледной нитью песни, прежде ей незнакомой. Она почти не воспринимала слов, очевидно составленных на каком-то неизвестном ей диалекте кхалани, но эта протяжная мантра отчего-то вытеснила из сознания Иделлы скуку, заменив её беспричинной тоской по чему-то безвозвратно потерянному. После пятого повтора она снова заскучала и перекрыла и этот канал.

— Тишина. Это замечательно. Это просто замечательно! — снова сказала она в пустоту. Зонды никак не реагировали, продолжая свою монотонную работу. Иделла вжалась лбом в панель управления и начала разминать затёкшие плечи. — Или нет.

Она снова подсоединилась к Общей Связи, на этот раз с конкретной целью.

— Эн Таро Адун, Джерана! Ты уже видела, как Судящий Сиомид получил от Прокуратора Альгинерии? А, не важно, я тебе всё равно покажу.

— О, боги, Иделла! Сгинь! У меня испытательный бой! — ответ прозвучал с нотками отчаяния. Молодая зилот едва увернулась от очередного выпада наставника, изо всех сил стараясь игнорировать уморительную картину в своей голове.

— Я зна-аю! — юная кхалаи довольно рассмеялась, упрямо продолжая отвлекать свою подругу. — Считай, что это дополнительная помеха.

— Ох, я тебе это припомню, — Джерана пыталась придать своему голосу суровости, но боле не могла сдерживать смех — джудикейтор, перелетающий через толпу пригнувшихся коллег и приземляющийся на руки претору Ракхати, вызывал тихую истерику даже у самых занудных стариков Конклава.

Довольная своей мелкой шалостью, Иделла откинулась на спинку кресла, проведя пальцами по нервным отросткам, которые она не утруждалась сковывать обручами или перевязывать лентами. Впрочем, иногда она не утруждалась даже одеваться — внутри нексуса всегда поддерживалась идеальная температура.

— Тебе там совсем что ли нечего делать? — спросила Джерана спустя некоторое время, ушедшее у неё, как полагала Иделла, на общение с учителем.

— Ты не представляешь, какая это тоска. Я скоро начну учить зонды ругаться на джуране.

— Завидую тебе. Хоть не колотят каждый день.

— Смени касту и лети ко мне, м?

— Отличная шутка. Свежая, как набедренная тряпка моего наставника. Я даже на расстоянии чувствую этот… странный запах.

Запах действительно чувствовался. Как и тёплый ветер, приносивший его от старого храмовника, смешивая с ароматами цветов гизара, высаженных сотни циклов назад на землях колонии Сингон. Как и набухавшие под кожей Джераны гематомы, ноющая боль в пальцах ног и прерывистые пульсации её сердца, сильного и выносливого, совсем не такого, как у Иделлы, едва прошедшей обязательную базовую боевую подготовку. Как и её искренние радость и любовь, смешанные с лёгким облачком грусти.

Иделла продолжала отвлекать Джерану разговорами, и та почти не возражала, пока на тренировочную площадку не пришла группа её старших товарищей и не увлекла целиком в своё общество.

Иделла снова почувствовала, как все её нервы словно бы стиснуло от тоски. Она опять поплыла по течению Кхалы, выискивая пары влюблённых, не скрывающие своей близости. Перебрав множество кандидатов, она остановилась на джудикейторе из Венатир, вступившем в связь с храмовницей из Саргас, и подключилась к его чувственному восприятию. Он любил долго и искусно, аккуратно лаская свою женщину за отростки и тихо начитывая ей стихи из «Песен западных долин». Храмовница отвечала ему, грубо и неуклюже обнимая и царапая его плечи, но он видел в этом особое удовольствие.

— Интересно, какой ты ступени…

— Третьей, — неожиданно ответил мужской голос, не принадлежащий ни одному из любовников. — Я с ним уже третий раз! Потрясающая пара.

— Извраще-енец! — протянула Иделла с напускным возмущением.

— Сама-то, — неизвестный ответил ей, посмеиваясь.

— Иделла ке Фуринакс, добывающая колония Джалдакс, система Кудей.

— Эндамар ке Шеддар, добывающая платформа на астероиде Вушек, система Лейно. Здесь только я, минералы и роботы. И холодная пустота за стенами.

— А у меня есть веспен, — Иделла подняла глаза на видовой экран, впервые за последние несколько часов решившись поинтересоваться окружающей реальностью. Через просветы между облаками лучи звезды Кудей прочерчивали в желтоватом от пыли и испарений воздухе длинные широкие полосы. Окончательно отвлекшись от пары влюблённых, она подсоединилась к сознанию Эндамара и передала ему этот образ, в котором ей виделось что-то болезненно прекрасное. — И немного света.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!