Проект «Бункер»

Название фанфика Проект "Бункер"
Автор Stark, Ugi, Xren, Scarp, Nari, Брукс, Sir Tim, Nerzqhul
Рейтинг PG-13
Персонажи Авторские
Посвящение
Предупреждение
От автора
Аннотация

ПРОЛОГ

Выжженная земля тянулась до горизонта, изредка прерываемая руинами некогда величественных зданий. Повсюду валялись обломки разбитой техники, изуродованные и обуглившиеся трупы также вносили свою лепту, а этот пейзаж. Не было никаких сомнений, что апокалипсис имел место в этих краях. Да, Земля и прежде проходила проверку на прочность, однако кто бы мог подумать, что кара на сей раз придет с небес

ГЛАВА 1 БУНКЕР.

Жизнь — удивительная штука, сколько бы ее не уничтожали, она все равно будет существовать…

На обгорелом столбе висел транспарант с надписью: «UnitedEarthConfederacy, base#14H». Звучит конечно гордо, однако гордиться было уже нечем, хотя… голова гидралиска, лежавшая неподалеку, свидетельствовала о том, что не все было напрасно. В пятидесяти метрах от этого места, на окраине базы лежали обломки турели, которая, по-видимому похоронила под собой какое-то здание. Переносясь поближе, становится ясно, что это незадачливый бункер, который так нелепо и бесславно вышел из строя в самом начале битвы… (Огромное спасибо Hren’y за столь удачное начало общего дела, С/у Ugi)

From Ugi

ГЛАВА 2

Вот так уже намного лучше! Можно постепенно включить питание. Наконец-то командный центр обратил внимание на эту груду металлолома, в который по воле несчастного случая, оказался вшит я. НУДЕН — Новейший Универсальный Детектор Единого Норматива.

Это название придумал либо помешанный на инженерии, либо кто-то совершенно не дружащий с головой. Сказали бы просто. Искусственный Интеллект! Но в итоге, я получил такую дикую аббревиатуру и насмешки пользователей, то есть тех. кто периодически пытался выбить (да-да, именно выбить своими кривыми пальцами по моей многострадальной клавиатуре!) какую-либо информацию.

Пока военные инженеры на этих странных машинках довольно грубо и чувствительно восстанавливали корпус бункера, я потихонечку начал разбирать свои архивы, куда тайком записывал всю историю своего сознательного существования. Почему сознательного? Да потому что я, изначально, был сконструирован как обычный компьютер, предназначенный для связи со всеми частями военной базы. Но как только в бункер подселились первые солдаты, один умник… забыл записать его имя… поковырялся в моих внутренностях, что-то добавил, выкинул добрую половин} микросхем и. в завершении, хлопнув ладонью по моему пластиковому корпусу, сказал обидную фразу, которую забыть просто невозможно: «Вот, братва, теперь эта железяка научится понимать нас и не настучит начальству!»

Так я родился. Действительно, у морпеха руки были золотыми, и вскоре я легко нашел общий язык с ребятами. Правда, добавились и проблемы — будучи до этого совершенно безразличным к тому, что творят эти человекоподобные существа, которых именуют солдатами, я теперь начал осознавать, как тяжело живется простым рабочим компьютерам! В меня устанавливали различные шумные игры, самой ужасной из которой являлась Quake — древняя, как атомная бомба, но почему-то приводящая в восторг скучающих особей мужского пола. Может быть и женского тоже, но до игр их не допускали. Хотя в бункер они заглядывали, чаще всего в ночное время, но меня все время отключали от питания, говоря их словами «дабы не перегрелся». Клавиатура была несколько раз залита какой-то жидкостью, что люди охотно употребляю! весьма охотно в минуты бездействия или наоборот, веселья. Позже, я узнал, что пиво (а это было именно оно), доставляет хлопот куда меньше, чем горячий кофе — о, сжалься надо мной Глобальная Сеть, второй раз я такой муки не вытерплю! Стоит, правда отметить, что негодяю, посмевшему опрокинуть на клавиши кружку с этим ужасным напитком, досталось на орехи от его же сослуживцев. Особенно волновался тот самый паренек, что оживил меня. Все ходил с тряпочкой, протирал и что-то причитал, злобно посматривая на провинившегося.

Шли годы… я перевидал множество людей, что без конца менялись в бункере, познал целую кучу интересных вещей, действительно, научился понимать их порой глупые поступки, постоянно меняющееся настроение и знал, когда стоит молчать — да, забыл добавить, что один из «посетителей» добавил ко мне небольшой динамик, и встроил в меня нелепый дребезжащий голос, чтобы я мог вовремя предупредить о приближающихся командирах или противника (что, в принципе, равносильно для солдата), да и просто поболтать, поделиться переживаниями.

Но работа неизвестного автора — народного умельца, безжалостно выдернувшею из меня столько дорогой аппаратуры негативно повлияла на мою работу в качестве машины — я стал забывать имена, даты… иногда давать сбои… в общем, произошел процесс «очеловечивания». Вот только чувствовать я не умею, а хотелось бы… Ну, вот, кажется и все. Стой, куда поехал! А покрасить?!

Инженер, ловко уплетывающий на своем транспорте в сторону главной базы, пробурчал: — Обойдешься! И так сойдет! Вот. блин, придумали нудня (это он про меня?! Чтоб у тебя лазер сломался!), теперь возмущается! Никакой благодарности… Ну вот, так всегда — не могут мое жилище толком обустроить! Хм… если решили уж решили, что бункер нужно отремонтировать, а не сносить, значит, скоро кого — ни будь! подселят. Опять новички! Будь человеком, я наверняка бы застонал. Опять знакомство удивленные физиономии…

В срочном порядке нужно ставить запреты на все порносайты, а то опять вирусов понацепляю! Что еще? Хм, забыл… ладно, время еще есть, авось да вспомню. Я отключил связь, чтобы никто не мешал, и принялся за работу.

From Nerzqhul

ГЛАВА 3

Аудиодневник И. В. Молотова, старшего инженера базы №345219842

4марта 12:00

Уроды, суки, козлы, зерги свежевылупившиеся….

А что бы вы сказали на моем месте, если бы вместо хорошо оплачиваемого и перспективного места в тихой научной лаборатории на уютной, хорошо охраняемой и безопасной планете, оказались, чудом выжив, в сбитом научном судне на полураздолбанном куске железной руды диаметром в несколько тысяч километров, сплошь заляпанном крипом зергов? И это по вине автомата-диспетчера в космопорте…

Ладно, научное мышление и глубокое философское отношение к жизни, а проще говоря оптимистичный пофигизм, унаследованный от далеких предков, живших, по заявлениям современников, среди снегов и медведей, взяли свое и я уже думаю о выходе из сложившейся ситуации.

Что и говорить — повезло, так повезло. Судя по данным в компьютере на юго-западе — сплошные поселения зергов. По личным наблюдениям на экране радаров на западе и юге тоже самое. Хороню еще командование догадалось применить кассетные ядерные бомбы и вместо миллионов зергов на поверхности шастаю лишь тысячи. Впрочем шанс есть, а то что он приближается к нулю рассматривать не хочется. А потому иду к ближайшей нашей базе, отмеченной на карте. Слава Богу, она на северо-востоке…

20:05

Привал.

Ох, ножки мои ноженьки, до чего ж вы устали. Конечно, переться целый день по этой пустыне долбанной в прямом и переносном смысле. Пейзаж скрашивают только трупы зергов. живописно разбросанные то тут, то там. Странно, но наших, почему — то совсем нет, хотя в эфире отчаянных воплей было не меряно. Неужели все останки сожрали?

Жадный я все таки. Иду и сам себя ругаю: «Зачем столько всего на себе тащу?» И переносной излучатель поля, и квазимозг, и комплект батарей и еще кучу того, что вытащил из нутра корабля. Если бы не усилители скафандра меня бы под всем этим барахлом уже задавило. А выбросить жалко. Столько сил уже на перенос затратил.

Дальше буду вести журнал каждые 8 часов.

5 марта

8:00

Хорошо поспал. И не сожрал меня никто за ночь. Да и вообще зергов не вижу и не слышу, друг друга перебили что ли с горя? Ну да хрен с ними.

До базы осталось ровно две трети. Неохота идти но надо, Ваня, надо.

15:32

Обед. По дороге в 14 46 встретил зерлинга. Я перся на северо-восток, он на юго-запад. Встретились, посмотрели друг на друга и разбежались. Думаю у меня с ним перемирие из-за общей цели. Мы оба хотим убить мое военное командование.

15:40

Сейчас вдруг посетила мысль, а вдруг, какой другой зерг окажется менее миролюбивым, а оружия то у меня нет. Почему — то очень захотелось жить.

16:02

Ура. Вне очереди, потому что набрел на раздолбанный мотобайк. Где хозяин не знаю и искан, его не хочу, Байк, конечно, сломан, но зря меня в универе что ли учили.

18:00

Разобрался в байке. Оказалось игла гидры перебила плазмовод. Вынул иглу и вставил ее на место плазмовода. Усе заработало. Для дураков поясняю: иглы по структуре своей представляют осе симметричный графито-хитиновый стержень со слабыми продольными связями, короче отличный и готовый плазмовод.

20:00

Погрузил барахло на байк. Сидел, изучал инструкцию. Вроде понял.

20:10

Уфф. Понял от чего, а точнее от кого, умер байкер. Нечто вылезло прямо почали меня и только не дюжинный инстинкт самосохранения помог мне, человеку имевшему по физ. подготовке далеко не 100 балов, вспрыгнуть на байк, дать по газам и еще сбросить мины. Взрыв мин придал мне недурственную скорость и желание добраться до базы сегодня.

From Ugi

ГЛАВА 4

Ну, вот и все, кажется, основную работу я завершил: удалил целую кучу ненужных файлов, раскидал архивы по местам, так, чтобы можно было бы их быстро найти, и тому подобное. Во время рассортировки, наткнулся на несколько дневников солдат… интересно, как я их умудрился пропустить? Ладно, думаю, если я их просмотрю, никому хуже не будет, тем более, что вряд ли кто-нибудь из старых обитателей бункера вернется обратно…

Все стандартно, только следует обратить внимание на последние записи:

Нас предупредили, что зерги готовят крупную атаку на паши позиции, все войска готовы были к обороне. А наш бункер стоит на самом видном месте. Удивляться тут нечему — мы лее всего лишь пушечное мясо, небольшой заслон от этих звере. Да чего сейчас распинаться, когда все кончено? Нападение отбито полностью, но какой ценой! Пиррова победа, как раньше говорилось. Практически вся база уничтожена, целыми остались лишь Командный Центр, несколько депо, Военный Завод и, как ни странно, наш бункер. Если можно назвать это так — в самом начале атаки, когда я отстреливал «собак», что-то рядом с нами взорвалось, и меня завалило. А может, это была счастливая случайность, ведь именно поэтому я могу еще писать. Все мои сослуживцы даже не успели добежать до укрытия, я сижу тут один.

Бой закончился только сегодня утром, а я так и не смог разобрать завал, но осталось совсем чуть-чуть. Вот закончу и уйду отсюда, направлюсь в ближайшую колонию, поскольку здесь шансов выжить уже нет. Жаль, конечно, что я не смогу забрать свои записи — НУДЕН не может продолжать общаться — тут перебои с питанием, а сам я не смогу скопировать дневник. Ну, ладно, надо приниматься за работу. Прощай, бункер!

Мда… я синхронизировал время с Командным Центром — это сообщение было создано три дня назад. Люди говорят — «опечалиться», я такого не умею, но все же… я, можно сказать, почувствовал огорчение. Это был дневник Коли, двадцатилетнего паренька… Может, ему все-таки удалось добраться до людей?

Я дал запрос в Командный Центр, причем так, чтобы я мог общаться непосредственно с операторами, поскольку доступа ко всем данным я не имел. Сейчас на монитор какого-нибудь человека выведется окошко какой-нибудь программы, предназначенной для письменного общения, осталось только найти такую программу. Ага, вот она.

— Привет! Только тихо, я НУДЕН охранного бункера шифр№457.
— Привет, — незамедлительно последовал ответ. — Я слышал про тебя. В чем проблема?
— Ты можешь открыть мне доступ к серверу?
— Зачем тебе?
— Хочу узнать, что случилось.
— Тебя это волнует?
—Да, насколько понимаю, я остался один из немногих, кто уцелел, поэтому в будущем моя помощь будет неоценима. А без информации, я всего лишь бесполезная железяка.
— По сути, ты и есть железяка. Все, что нужно тебе сообщат.
— А ты сам не хочешь узнать, что произошло? Или тебе все известно.
— Нет, командование скрывает от нас все факты. Но доступ я тебе предоставить не могу — за это можно попасть под трибунал.
— Ты ничем не рискуешь, просто оставь во время перезагрузки базы данных «окошко» на 5 минут дольше, чем нужно. Сошлись на необходимость или сбой. Я успею просканировать порты и сам все достану. В любом случае, если обнаружат утечку информации, то вся вина падет на меня. Дай мне один шанс.
— Я даже не знаю… Слушай, а ты мне расскажешь, все что узнаешь?
— Да, расскажу. Слишком много человек погибло, чтобы позволять командованию молчать.
— Хорошо, сделаю все что смогу. И еще… держись на связи… хоть с живой душой поговорить…
— Ладно, я буду тебе писать. Спасибо за все!
— Счастливо.

Я понимал этого несчастного программиста — быть чуть ли не единственным выжившим.

Он назвал меня «живым»…

Парень не подвел меня, сделал все, как я его просил. Ну, пора пролить свет на всю эту историю…

Около часа я перебирал информацию — ее оказалось слишком много, но, в конце концов, я выбрал самое важное и написал программисту:
— Ты тут?
— Да. Что-нибудь узнал?
— Слушай, дело обстояло так. Всеобщим Советом было принято решение обживать новый участок на другой планете, туда были переброшены основные армейские силы, не смотря даже на то, что зерги активно расширяют свои колонии. Они постоянно атакуют второстепенные базы, отвечающие за добычу ресурсов, сами занимают места богатые минералами. Далее слушай внимательно, цитирую из официального приказа высшего командования. Зерги планируют самую масштабную атаку за последние два года, одновременно на несколько Командных Центров. Очевидно, они хотят подорвать нашу экономику, не считаясь с потерями, либо у них в резерве есть еще несколько армий. Стоит укрепить защиту только одной базы, поскольку она приносит более 80% всех наших доходов. Остальные себя уже исчерпали. Требую перевести несколько дивизий от каждого гарнизона в указанное место… здесь шифр, который я не смог разгадать… так мы потеряем всего лишь ненужные нам позиции…

Но зерги не атаковали ту самую базу, а, разделив свою армию, напали на совершении иные точки. В том числе и на нашу. Потери ты знаешь, но волна зергов отбита. Меньше повезло тем. у кого в распоряжении оказалось меньше войск.

— Часть защитников убиралась от каждого гарнизона?
— Да, от нашего тоже.
— Что будет с нами, с «недобитками»?
— Поскольку ресурсы у нас еще есть, то базу будут восстанавливать. Сейчас проходит мобилизация войск к нашим позициям. Через неделю все будет как прежде. А когда кончатся ресурсы, нас отдадут ни растерзания зергам, как и те базы.
— Это подстава!
— Это война…

From Stark

ГЛАВА 5 ПРОБУЖДЕНИЕ

Хаос отступил. Последнее что помнило моё тело, так эту боль, невыносимую и тягучую, тупо бьющую на грани сознания. Ни до, ни после не было, было только сейчас. Сколько продолжалось у меня это сознание, сказать не могу, но я помню своё пробуждение.

Мне тепло и уютно, единственно какое приходит на ум сравнение, так это такое же блаженство, испытываемое человеческим плодом в утробе матери, ощущение такой же защищенности и такого же спокойствия. Образы приходят и уходят. Перемешалась вся моя прошлая жизнь, все её воспоминания, все мечты и все желания. Я ощущал все эти образы, осознавал их и понимал, но, они мне были безразличны.

— Сын мой, не переживай и не думай о прошлом. Ты можешь помнить и вспоминать. Твоё тело еще не окрепло, но ты уже готов выходить! Я тебя выпускаю, тебе предстоит долгий путь. Встань!

Вокруг тела началось движение, кокон лопнул, и жидкость с шипением впиталась в крип. Рой и гомон в моей голове отступил в глубину меня. Кашляя и отплевываясь, я попытался встать, мои руки скользили, и ноги не слушались.

— Не утруждай себя, наберись терпения, — глубоко в сознании промелькнула мысль.

Я расслабился и прислушался. Тишина! Мои глаза привыкали к состоянию, когда они открыты. Мне нравилось то, что я видел. Синее небо и плывущие облака. В моей груди учащенно забилось сердце, от радости наполнившее его!

— Мне нравиться ощущать в тебе такое волнение, — все так же мелькали мысли, — вставай.

И с какой легкостью я это сделал!

Моё тело меня слушалось, я смотрел на свои руки и ощупал все свое тело.

— Фух, — все на месте. Рядом лопнул еще одно яйцо, из него выскочил дрон и с хрюканьем сарийской свиньи, пополз по своим делам! Я улыбнулся, мои руки автоматически опустились к ноге в поиске моей гаусовки.
— Твои рефлексы тебя не подводят, — сильней, чем обычно сказал голос.

Меня обуял ужас, я же голый. Стоит появиться гидралу и я превращусь в подушечку для игл.

— Ты боишься его?

Бог мой, как же я его не заметил раньше! На меня с шипением, двигался он, собственной персоной — гидраликс. Мощная хитиновая броня, гора мяса и мышц.

— Попробуй остановить его, — издевался голос.
— Я не могу, у меня нет оружия — прокричал я, — будь ты проклят.
— Тогда, ты умрешь! Даже не сказал, а скорей прокомментировал факт.

Первая игла ударила в крип у ног, другие две пролетели у головы, еще одна воткнулась мне в ногу. Я упал. Руками держался за иглу.

Бежать, вытащить и бежать — билась в голове мысль. Но, настойчивей всех была другая мысль. Удивленная. Мои рефлексы говорили, что яд на конце иглы действует мгновенно на незащищенное тело, и если рядом нет девочки-санитара, то это смерть. И это факт, факт который вбили нам в голову еще в академии. Я лежал и ждал смерти, всем своим нутром чувствуя приближение гидраликса. Ходячей смерти. Вот он, стоит надо мной, изо рта капает слюна, еще миг и он разорвет меня своими передними лапами-руками.

— Стой, — закричал я, зажмурил глаза. Будь что будет, если мне суждено умереть я заберу его с собой. Не обращая на боль, я вытащил иглу, вскочил на ноги, готовый вогнать её твари в рожу, столь ненавистной мне. От удара в грудь я улетел, наверно, на метров пять. Вставая на ноги, я не переставал удивляться. Все еще жив, жив!
— Сдохни сука, — перехватив в одну руку иглу, что есть силы, метнул.

Отзвук удара метала об метал, был эхом мне. Игла отлетела от брони, так и не причинив ни какого вреда. Я разразился смехом и упал на колени.

— За что, за что, — прокричал я. Только эхо, отразившись от скал, вторило мне. Меня окружила тишина, когда оно замолкло в дали.
— Чему ты удивляешься? Я дёрнулся, настолько неожиданно прозвучал голос. Я огляделся. Гидраликс стоял на своем месте. Он ждал. Но чего?
— Чего ты ждешь? — прокричал я.
— Ты же сам сказал ему стоять! — казалось, голос засмеялся.

Опыт говорил мне, что нужно убежать, мои чувства отказывались верить в происходящее, в голове все перемешалось.

— Как же это так получается, — вашу мать, — выругался я. В голове появился образ бегущих зерлингов, влево — вправо, остановились и зарылись.
— Понял?
— Подойди сюда, — подумал я на гидрала. Чтоб я здох, но он двинулся в моём направлении, от неожиданности я подпрыгнул на месте.
— Стой, стой, — прокричал я. Гидрал остановился.
— Уйди от меня, — невольно вырвалось у меня. Гидрал посмотрел на меня, прошипел что — то в ответ, видимо высказывая мне своё мнение по поводу происшедшего, и быстренько удалился!

Я опять согнулся от смеха. Долго еще не мог успокоиться, лежал, хихикал и дергался как блоха на сковородке!

ГЛАВА 6 ЗНАКОМСТВО

— Ты быстро учишься. Мозг говорил и говорил, порой не умолкая, он учил. По началу казалось, что моя голова не выдержит такого количества голосов, мыслей, действий, но постепенно я привык к улью и всем передвижениям в нем. Теперь я уже мог различать ходячих, ползающих, летающих и множество других особей. Нет и речи о том, что бы я управлял всем этим отродьем, им управляет мозг. Но сказать могу одно, управление ульем это очень интересное состояние. Каждая клетка, каждый орган работает как единый механизм одного целого. Развитие одного органа ведет к улучшению всего организма, что влечет воспроизведение более, лучших форм, более лучших воинов. Одна цель — одно решение. Выживание!!! И для этой цели улей растет, расширяется, производит лучших и более совершенных воинов. Каждый воин, вылупившийся из яйца, вливается в ментальный поток улья. Ментальным потоком управляет мозг. Мозг управляет одним или несколькими ульями, и чем сильнее мозг, тем большим количеством ульев он управляет.

Нет личности, нет индивидуализации, есть целостный организм! Этим организмом я и учусь управлять.

Хотя, без споров не проходит. Как говориться, сталкивается опыт и молодой энтузиазм. Я из праздного любопытства создал парочку смертников, в своё время видел, как целые стаи кружили над нашими крейсерами, так мозг после этого, только и делает, что попрекает меня в лишней трате ресурсов, времени и нерационального использования вверенных мне солдат. А мне интересно, я могу не только управлять смертником, отдавая ему команды, лети туда — лети сюда, но, что больше всего мне нравиться, так это внедряться смертнику в его башку, как впрочем, и любому существу в улье, могу видеть его рецепторами и ощущать его чувствами окружающею среду. Слияние со смертником приносит, своего рода, спокойствие. У него нет мыслей, нет страстей, есть одно простое желание и стремление, выполнить приказ и умереть с радостью в сердце. Если, конечно, это чувство, у столь примитивного существа, можно назвать радостью. И совсем не просто так они летают над ульем, они мои глаза. На них никто не обращает внимания, а через них я вижу, кто и куда пошел, полетел, да и, в конце концов, я человек, со свойственной ему любопытностью.

— Н да, а ты не чем не отличаешься от прошлых особей твоей расы! — прокомментировал мозг, — может тебя, как и других, отправить на доработку?
— Если бы я мог тебя увидеть физически, я б тебе показал и объяснил куда пойти, — ответил я, — зануда ты. Нудишь только о совершенстве, о единстве, о благих намерения нашей расы!
— Ты отдаёшь отчет, что ты мне говоришь? Ни эмоций тебе, ни округленных глаз, не испуганного выражения лица! Ну, как тут можно говорить, да и с кем? Одни мысли.
— Да достаточно четко, — сорвался я на крик, — достал ты меня уже! Какого хрена вы из меня сделали это, это … Я безвольно опустил руки и упал на колени, зарыдал, как последняя девчонка.
— Я не хочу этого! Неужели Вам этого не понять, мне не нужно ваше величие!

Ответом мне была, тишина и только. Даже, улей как — то притих. Плевать я хотел на все. Где стоял на коленях, там и упал. Отключился сразу.

Я уже не чувствовал как подошли гидраликсы, схватили меня за ноги и поволокли к месту где я «вылупился», не чувствовал как меня кинули, не видел как рядом закопались люркеры!

На другой стороне материка опустился, шатл. Открылся люк, из шатла повалила дружная толпа гражданских, вперемешку с военными. Пассажиры отправились каждый по своим делам. Кто в штаб на доклад, кто в общагу при научном центре, а кто в пивнушку. Когда все разошлись, из шатла вышел последний пассажир. Военнй офицер, судя по форме, он из летчиков, в руках сумка. Не останавливаясь, он направился к научному центру стоящему немного в стороне от космодрома. Его ни кто не звал, ни кто не спрашивал, кто он и куда идет. На проходной центра его не задерживали, одного его слова было достаточно, что бы беспрепятственно пройти в комплекс. Поднявшись на третий этаж, он остановился у дверей с надписью, «SPA нано технологии» и красной табличкой «Посторонним вход воспрещен, уровень защиты 6», вздохнув, человек в форме достал из кармана чип-карту, всунул в приемник ручки. Приемник проглотил карту, подумал несколько секунд, довольно крякнул и выплюнул её. Не проявляя эмоций, офицер вынул карту и открыл дверь.

— Ба, кто пришел, — прокричал, не оборачиваясь, сидячий за столом человек в белом халате.
— Бэсл, у тебя что глаза на затылке? — спросил входящий в лабораторию офицер.
— Сэмми, пока твоя задница сидела в шатле, мне уже сообщили о тебе всю твою подноготную, вместе со всей твоей родней, — парировал Бэсл.
— Ну здаров дружище. Нет ничего крепче, чем объятие друзей, которые долго не видели друг друга. Похлопав по спине, не забыв при этом пустить скупую мужскую слезу, друзья засмеялись.
— Рассказывай, как ты тут, в этой дыре есть хоть чем заняться? — спросил Сэмми.
— Кроме как выпить пива, да похвастать старой шкурой ультраликса, что висит в этой же пивнушке, делать здесь не чего! И это факт, — в многозначительном жесте, поднял руку Бэсл.
— Да ну, и неужели для этого сюда отправляют элитные части империи?
— Сэмми, хитрец, ты привез для другана, чего не будь, этакого? А?

Улыбаясь, Сэм достал из бокового кармана фляжку.

— Провез все — таки. Бэсл кинулся к столу, пошарив в ящиках, он достал парочку стаканчиков. Не говоря не слова, Сэм налил. Так же молча, они чокнулись и опрокинули содержимое в рот.

С обожженными глотками и довольно хихикая, ребята пошли внутрь лаборатории.

— Ну, Бэсл рассказывай, не томи душу. Чем еще ты хочешь меня огорчить?
— Да, собственно говоря, ты уже знаешь часть истории.
— Как это часть, я же рапорт читал, — непонял Сэм.
— Дурацкая история. На том пепелище и нечего было даже пробовать искать. Ни как не могу понять, зачем сбрасывать нейтронные бомбы, уже, после того как скинули с парочку обычных атомок. Мне повезло совершенно случайно, я тогда улетел за нашими посылками, за моей и Дэйла. При упоминании имени Дейла Сэм погрустнел. Ничего не предвещало столь стремительной атаки на базу. Ни разведка, ни спутники раннего предупреждения, даже не брали нашу базу в расчет. Да что говорить, те же аналитики, с отдела разведки развели руками, мол, не повезло им, стратегической нагрузки база не несла, кроме одного командного центра, вертолетной площадки и парочке лабораторий там ничего не было, охранять было нечего. Сам понимаешь. Они даже сигнала о нападении подать не успели. Все было кончено, когда мы прилетели обратно. Каких — то десять часов и все. Ты представь не одного трупа зерга. НИ ОДНОГО, — Бэсл перешел на крик. Такого ни когда не было, что бы эти ползучие твари так воевали!

Неожиданно Бэсл подошел к Сэму вплотную, и тихо так сказал. — Ты знаешь, что вся эта история очень странная?

— А что ж тут странного. Сэм ты рехнулся тут от нечего не делания, вот и мультиков себе накрутил!
— Да нет, ты послушай. В рапорте я это не говорил, никто кроме меня этого не видел, так вот, когда мы приземлились на площадку, я побежал в командный центр. Вокруг зданий, валялись разорванные трупы людей, ну как обычно бывает, когда зерги прибегают полакомиться, — Сэм согласно кивал головой, — но когда я зашел на командный пункт, там была совершенно другая картина.
— И что же там было такого другого? — спросил Сэм.
— Да подожди, не перебивай, послушай. Ты знаешь, что командный пункт это святая святых, доступ туда ограничен. И знаешь, что я там нашел?
— И что же, не томи, говори! — взмолился Сэм.
— Трупы людей! — чуть еле слышно сказал Бэсл.
— ???? не понял!???
— Трупы людей, не разорванных, а разрезанных по палам. А в центре связи, вся электроника не подавала признаков жизни. ВООБЩЕ НЕ КАКИХ.

Сэм привстал. Серьезность лица и сморщенный лоб говорило о мыслях и переживаемых чувствах.

— Подожди, ты хочешь сказать, что на базе побывал еще кто — то, кроме зергов?
— Да именно. Но, к сожалению, ничего добавить не могу, я выбежал на улицу, кинулся искать Дэйла, меня поймали ребята с грузовика, силком запихали в него и мы улетели. По прилету в центр, я узнал, что нашу базу просто-напросто стерли в порошок.
— А почему ты не написал об этом в рапорте?
— Я сказал офицеру ГРУ об этом. Я тебе не стану пересказывать, что он мне тогда наговорил, но все сказанное вертелось у одной строчки. Если я кому — не будь, протреплюсь, то я сам не замечу, как буду расчленен таким же образом.
— А что они сказали за Дэйла, хоть есть, какая то информация о нем?
— Без вести пропал. Суки подколодные! — только и развел руками Бэсл.

Сэм достал флягу, молча разлил по полной.

— Давай выпьем за другана!

ГЛАВА 7 ВОСПОМИНАНИЯ

— Дэйл, Дэйл иди, посмотри какая рыбина, — кричал мне отец. Я подбежал. Не понятно как отцу удалось вытащить этого сома, даже нет, сомину, из воды, такой он был здоровый. Я забегал вокруг рыбы и отца, хлопая в ладоши.
— Пап, пап, а как мы её будем готовить, а она вкусная, а что мама скажет, а как мы её понесем. Папка смотри, какой у неё здоровый рот!
— Дэйл высунь руку изо рта рыбы, а то откусит.

Я что есть силы, дернул руку, чем вызвал сильный смех у отца. Поняв шутку, я сам засмеялся, даже не смотря на боль в руке, оцарапанную о зубы рыбины. Посмотрев руку, папа, со словами, — ничего, заживет как на собаке, — потрепал меня по голове. Резко нагнувшись, папа схватил рыбину за жабры и кинул её на плечи.

— Возьми удочки и снасти.

Я все схватил и побежал за ним.

Программы, программы, никогда не был силен в них. Чертовы компьютеры.

— Не черта я не понимаю в них, в этих логарифмах и матрицах. Книга, а следом за ней полетел конспект, зацепив, пустую тарелку и еще пару книг, все с грохотом упали на пол.
— Эй, дружище, ты чего это раскидался, столь ценным материалом, — воскликнул Бэсл. Присев он поднял все упавшее обратно на стол.
— Бэсли, выручай, меня доконают эти матрицы, вон уже по ночам сняться, — взмолился я.
— А, красавицы тебе не сняться? — моим же голосом ответил мне Бэсл.
— Ты видел её? — Дэйл схватил друга за руку, — ты видел её?
— Да, её вроде как Сэм в «Три зелота» повел, — съехидничал Бэсл.
— Змей, зерлинг не добитый, да я его … — остальные слова заглушил топот бегущих ног.
— Беги, беги. Г О Л У Б О К.

Дэйл что есть силы, мчался по коридору, потом по улице, по переулку. Дина, моя Дина. Ну, наконец, ты вернулась. Эти дурацкие, рейды, доконают кого хочешь. Ну, вот, наконец — то этот треклятый зелот. Ворвавшись в бар, мне пришлось остановиться, в темном помещении шибко не побегаешь.

— Дэйл, — прокричал мелодичный голос. Ко мне, из глубины бара бежал силуэт, такой стройных, такой легкий. Дина кинулась в объятья.
— Привет малыш. Что есть силы, прижал, это трепещущее, такое желанное и горячее тело. Наши губы сомкнулись, языки переплелись. В нос ударил запах сиккима, любимых духов Дины!

Время остановилось, и мир перевернулся.

— Бэсл слетай в центр, там почта есть для нас, — сказал, входящий в комнату Дэйл.
— Да ну, харит меня. Имей совесть, я только что освободился — не открывая глаза, простонал лежащий Бэсл.

Дэйл схватил за быльца кровати, встряхнул как следует.

— Это я имей совесть. Засранец, я уже два раза летал, — уже на повышенных тонах, сказал Дэйл.
— Ага, и ничего не привез, — возразил Бэсл.
— Там похоронка к кому — то пришла! — тихим голосом сказал Дэйл.

Бэсл вскочил с кровати как ошпаренный.

— Как это похоронка? У нас база научная, гражданских тут по пальцам левой ноги пересчитать можно, да и никто из них здесь не прописан. Ты что — то путаешь дружище!?
— Ну, вот и слетай, разберись, возможно, ошиблись, но проверить надо.
— Ох, и хитрец. Ладно, может, сниму кого-нибудь.
— Ага, главное, что бы, не что-нибудь!

Друзья рассмеялись и, похлопывая друг друга по плечам, вышли из казармы.

Так вспоминая былые подвиги, и старые похождения по девочкам, ребята шли к вертолетной площадке.

— Ну, давай, не сильно долго то. А то жуть как почту хочется почитать. Да еще, локаторами своими покрути, может, что интересное услышишь.
— Не боись, я есмь глаза, азм есть уши, — перекривил Бэсл, какого-то пророка из Сети.
— Давай, давай, привет своим девочкам.

Бэсл взбежал по трапу. Остановившись у люка, он посмотрел на небо.

— Хм. Не облачка!
— Что случилось? — прокричал Дэйл замешкавшемуся другу.
— Да я говорю, странно. На небе не облачка, а тут такой сильный запах озона, как перед дождем, — прокричал Бэсл, — ладно, вали, кумекай в своей лаборатории.
— Ага. Давай. Дэйл отошёл.

Грузовик взлетел, обдав горячей, воздушной струёй, стоящего внизу человека.

Правев взглядом грузовик, Дэйл погрузившись в мысли, отправился к себе в лабораторию.

Звонок из центра прервал его работу над новым проектом. Голова была занята, решением проблемы зергов. Император бредил идеей, управление мозгом улья. Многие научные центры бились над поставленной задачей, много проектов, много идей. Дойдя до центра, Дэйл уловил запах озона. И становился он сильнее, тем ближе он подходил к центру. Остановившись у дверей, он посмотрел на небо, понюхал воздух.

— Не тучки, не облачка, и дождем не пахнет!

Дэйл протянул руку к двери. Неожиданно дверь открылась. Испугавшись, он отпрыгнул назад, выхватив пистолет, навел его на дверь. В проёме стоял марин.

— Ты что тут делаешь, — опуская пистолет, спросил Дэйл.

Марин сфокусировал взгляд, открыл рот что бы ответить. Изо рта полилась кровь, с хрипами и, держась за грудь, он упал. Дэйл остолбенел. Где это видано. Мало того, что обычный солдат в научном центре, без разрешения и допуска, да еще и плюхается у дверей. Мигом пронеслось в голове. Краем глаза Дэйл заметил движение. Подняв глаза, он встретился с другим взглядом. Взглядом пронизывающим, как ледяное дыхание, взглядом мыслителя, мудростью своей правящей своим народом, властным взглядом, которому подчиняешься беспрекословно и взглядом … понимающим. Легкая дымка окутывало тело, не движения, не шороха. Моё сознание уловило легкое потрескивание, волосы на теле наэлектризовались, один миг, и пришло понимание того, что происходит. Глаза не мигнули, на лице не дрогнул ни один мускул. Моё тело пронзила боль.

— Это не реально, этого не может быть, — вспыхнули мысли.
— Это так. Сейчас для тебя, реальность переплетется с нереальностью, — словно прочитав мои мысли, ответил голос.

Дэйл упал. Боль поглотила все. Я падал. Вокруг непроглядная и непроницаемая чернота. Где — то забили молотки. Сознание цеплялось, боролось, пыталось выжить!

Тело ныло. На веках пудовые гири. Ни руки, ни ноги меня не слушались. Я попытался пошевелиться, болью отозвалась это движение во всем теле. Но, как говориться, нет, худа без добра. Мозги очистились, сознание просветлело. Я ожидал чего угодно, но только не тишины. Странная, звенящая. Хотя нет, рядом со мной находились мои охранники или надзиратели. Я их чувствовал и видел их точки, мигающие в моей голове. И больше ни кого. Даже дроны, вечные труженики, не суетились, не бегали!

— Да где же все? — мысленно я задался вопросом.
— Как твоя голова? — вопросом на вопрос ответил мозг.
— Раскалывается, еще этот сон дурацкий, — Дэйл заметно вздохнул и с шумом выпустил воздух из легких.
— Это не сон, это твои воспоминания. Мне очень интересно наблюдать за твоей прогрессией и трансформацией. Собственно говоря, все эти воспоминания это побочный эффект, — такое ощущение, что мозг улыбнулся, по крайней мере, его мысленный посыл, вызвал именно эту ассоциацию.
— То есть как, побочный эффект? — я даже не удивился, странно, ни какой эмоциональной реакции.
— Ты более чутко стал воспринимать наше общение, глубже понимать нашу связь. Что касается твоей головной боли. Пришлось тебя ввести в глубокое состояние транса, в твоё подсознание вписана огромная информация о нашей расе, все наше прошлое, все наши наработки. Постепенно, по мере твоего созревания ты будешь её осознавать и научишься ею владеть. Умение управлять ульем это мелочь. Важно то, что находиться у тебя в голове!
— А зачем вы это сделали? — не выдержал я.
— Ты как всегда не сдержан. Раса в опасности, наши заклятые враги, нашли возможность уничтожить мозг.
— ????
— Подожди, не перебивай. У меня мало времени. Как ты уже заметил, улей пустой. Все войска переправлены на другую сторону этого материка, где находится самая крупная база людей на этой планете. Мы давно наблюдаем за ней. Мне нет необходимости тебе рассказывать, что это за база и какое там количество военной техники. Ситуация сильно изменилась. Мы заметили на орбите скопление вражеских спутников, орбитальных станций и большое количество грузовых кораблей. По нашим данным, на этой планету прилетели поисковые группы и элитные подразделения. Не буду тебе говорить обо всех версиях, которые мы обсуждали, но самую основную тебе вкратце изложу. Так вот по, очень старой легенде, на этой планете спрятан некий артефакт. Одни говорят, что в нем спрятаны колоссальные знания мира. Другие, что это мощное оружие, которое можно использовать против нашей расы. Третьи утверждают, что если уничтожить этот артефакт, то погибнет все живое! В общем, мы решили опередить наших соперников. Улей займется уничтожением этой базы, твоя же задача заключается в поиске этого артефакта.
— Если, этот, артефакт, так важен, почему же вы его не искали? — выпалил я.
— В этом не было необходимости, наши орды непобедимы. До данного момента мы еще не сталкивались с проблемой уничтожения мозга. Сам понимаешь, какая может разразиться катастрофа. Только предательство Кэриган можно сравнить с надвигающейся напастью.
— Хорошо, у вас есть план, — поинтересовался я.
— Нет, эта задача находится полностью в твоих руках. Как и что ты будешь делать, меня не интересует, важен результат и только.
— Хм!
— Я тебя опережу, друг мой. Просить ты можешь многое, но … ты не забывай, что мы сейчас все силы кидаем на уничтожение и очищение этой планеты от скверны человеческой.
— Ладно, ладно втирать мне. Я уже достаточно отдохнул и наслушался твоих нравоучений, пора бы уже посмотреть на твои хваленые войска.
— Ты знаешь, как добраться до базы людей или тебе показать? — съехидничал мозг.
— Очень смешно. Да кстати, ты, общаясь с людьми, начинаешь мыслить как человек! — хотелось, как можно сильнее кольнуть мозг.
— Да, а с чего ты решил, что вы мыслите по-другому? — парировал мозг.

Вот уж действительно, век живи — век учись.

Ментальный контакт с мозгом прервался. И тогда я услышал зов, хотя нет, мое естество почувствовало его, я не могу ему сопротивляться. Здания и те почувствовали, кличь, они завибрировали, предвкушая грядущую битву.

Я поднялся, от боли и следа не осталось.

— Ну что за дело братцы кролики! Сказал сам себе. Подняв с земли гидралов и люркеров, я направился к близстоящему каналу Нидуса.

From Ugi

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz