Сны из Замка Плача

Второе пробуждение едва наступило; Стас понял это по мерзкому привкусу во рту, сильному головокружению, и пульсирующей боли в голове, такой сильной, которую он не мог себе даже вообразить. Так же он понимал, что даже в преисподней не будет такого мерзкого освещения и столько пыли, как в этом чертовом комплексе…

Он все еще был жив.

Стас не мог в это поверить; он ни когда бы ни предположил, что его организм настолько вынослив. Ему казалось, что даже одной пробы «элементаля» ему будет достаточно, чтобы умереть. Но жизнь упорно не угасала в нем, даже тогда, когда он искренне хотел, чтобы она исчезла.

У него ушло много, очень много времени прежде чем он сумел хотя бы перевернутся на живот. За это время он несколько раз чихнул от пыли, набивающейся в нос; и каждый раз это вызывало мучительное обострение головной боли… Это было уже знакомое ощущение онемения всего тела: казалось, что жил только мозг. Ощущения медленно и постепенно вновь наполняли его тело, и после длительного ожидания он сумел таки приподняться на локтях и встать на ноги. Только тогда он обнаружил, что лежит не на узкой койке, а рядом на полу.

Душ – хорошее средство для того, чтобы скрыть от самого себя собственные слезы разочарования…

Мертвенно-бледная маска, похожая на фарфоровое лицо куклы обнаружилась на стене коридора жилой зоны комплекса, там, где поселили Стаса.

Непонятное и странное украшение висло в двух с половиной метрах над полом, с окруженным вокруг нее узором стальных прутов, витиевато согнувшихся в странном узоре. Узкие разрезы для глаз, которые придавали ей ленивое и сонное выражение, лишь усиливали сходство с мертвым лицом. Стас точно помнил, что этой маски здесь не было, когда его сюда привел проводник-дежурный. Он бы сразу приметил этот необычный элемент интерьера, который своим цветом и необычностью ярко выделялся в однотонности окружающих предметов и пустынных коридоров. Теперь же маска сонно смотрела вперед – в длинный коридор с дверями жилой зоны, словно бы следя за всем, что происходит здесь. Стас и не сомневался, что именно так все и обстоит; скорее всего, это какая-то скрытая камера слежения… Но почему таких размеров? И почему такой непонятной и громоздкой формы? Не легче ли было сделать мини-камеру с микрофоном, если уж за ним взялись следить? Стас не понимал этих моментов, и именно это настораживало его еще больше, чем просто догадка о том, что за ним решили следить.

Стас стоял прямо под маской, глядя снизу вверх на нее, словно бы пытаясь увидеть в черных разрезах глаз зрачок камеры. Через какое-то время он очнулся, поняв, что пытается скорчить такую же физиономию, как и на этой маске. Вздрогнув, он отступил назад, и огляделся.

Что теперь? Его затащили на этот комплекс. Отвели в жилую зону – хотя, похоже, здесь давно не было жильцов. Повесили на стену дурацкую маску и оставили одного.

Все к черту. Торчать здесь одному? Нет уж, лучше пройтись. Судя по словам дежурного, заблудится здесь достаточно затруднительно, не смотря на кажущуюся путаность и бесконечные лабиринты. Стас не испытывал страха; лишь легкое любопытство на общем фоне апатии…

Его мысли были обращены только к Алисе. Долго и бесцельно блуждая среди бесконечных залов и переплетений коридоров, слыша лишь собственные шаги и дыхание, он думал только о ней. Последний сон, когда он видел и обнимал ее, как живую, томил его в воспоминаниях; «элементаль» вызвал уже стойкую привязанность. Стас обдумывал лишь то, сколько времени он потратит на этот раз, прежде, чем использовать последнюю капсулу. Он не находил себе места; теперь он понимал, что ему осталось подыскать надежное убежище, где он закончит все то, что началось неделю назад. Мысль о скором новом свидании с Алисой, которое не закончится для него разлукой с ней, повергала его в нетерпеливое томление; а сейчас, одинокий человек продолжал путешествие без начала и конца по полутемным внутренним помещениям комплекса.

В одном из помещений, мимо которых они с дежурным космопорта проходили к жилой зоне, Стас обнаружил достаточно старую и потрепанную вещицу, именуемую кибер «светляк». Устройство, достигающее ростом до колен Стаса, было выполнено в виде тусклой полусферы, покоящейся на четырех гибких стальных ногах. Этими штуками уже давно никто не пользовался примерно в течении двадцати лет; Стас же видел такие штуковины только в музее Тарсониса. Очевидно, здесь эта устаревшая штука нашла себе применение, и сейчас доживала свои последние годы, пылясь в пустынном помещении с диваном и терминалом на стене. Стасу без особого труда удалось включить его; не бог весть что, а свет от этого кибера был, и теперь он продолжил свою прогулку в сопровождении «светляка»…

Стас потерял счет времени; он уже давно не мог сказать, сколько часов плутает здесь, и сколько переходов и лестничных пролетов он миновал. Стас мог лишь с уверенностью сказать, что уже давно ушел с пятого уровня, с которого ему было строго-настрого запрещено выбираться…

Через некоторое время он вышел в огромное бесформенное помещение, которое Стас поначалу принял за очередной зал. Взглянув как следует, он различил в сумраке детали, и вздрогнул от неожиданности – он стоял в широкой сводчатой пещере с низким потолком. «Светляк», который замер чуть с боку от Стаса, излучал достаточно света, чтобы разглядеть причудливые базальтовые сталактиты, свисающие вниз. Пола здесь просто не было – перед Стасом раскинулась черная гладь воды. Света было недостаточно, чтобы увидеть, насколько ее много; по крайней мере, противоположного берега Стас не мог увидеть – все терялось во мраке подземелья.

«Подземное озеро».

Стас вспомнил, что когда он летел к комплексу, он видел несколько подобных скоплений вод на безжизненной поверхности Боушра.

«Очевидно, это вода ядовита».

Стас поддел мыском бутсы небольшой камешек, и тот с громким хрустом врезавшись в кромку базальтового берега, подпрыгнул, и шумно плюхнулся в полутора метрах от Стаса. Звук всплеска эхом пошел гулять по подземелью. Стас хмыкнул.

«Пора возвращаться. Здесь нет прохода…»

Он уже собирался отвернуться, чтобы пойти обратно, как вдруг он увидел нечто, что заставило его замереть на месте, как вкопанного. Место на водной поверхности, куда только что плюхнулся камешек, забурлило, словно бы вскипая. Спустя несколько мгновений бурление утихло, и Стас отчетливо увидел, как из воды блеснула пара кроваво-красных глаз, потом показалась гладкая покатая башка монстра, которая так же тихо скрылась под водой. По поверхности пошли волны, нарушая ее идеально гладкую поверхность. Стас поспешил убраться отсюда, и «Светляк» еле-еле поспевал за ним…

Через некоторое время он остановился.

Пришло время признаться самому себе, что он окончательно заблудился. Стас выбрался в какой-то дурацкий лабиринт из очень странных по своей конструкции коридоров – наклонные с сужением к полу стены, в которые через равные промежутки пространства были вмонтированы большие овальные желтые плафоны, бросающие косые лучи света под ноги идущему человеку… Который, похоже, был здесь первым живым существом, которое появилось здесь спустя продолжительное время. Стасу было абсолютно непонятно, каким образом здесь ориентировались люди; здесь не было терминалов и даже элементарных указателей на стенах, а слой базальтовой пыли был внушительным – кое-где он достигал нескольких сантиметров, и ботинки Стаса иногда вязли в этой противной серой «бахроме» по самую щиколотку. Проблуждав некоторое время, Стас пришел к выводу, что люди здесь появлялись очень и очень редко… С чем бы это могло быть связано?

Стас не представлял, где он сейчас находится. Очевидно, что где-то в нижних уровнях комплекса, который все больше и больше казался сюрреалистическим вымершим городом. Но вскоре он сумел различить в слое пыли следы, явно принадлежащие людям; пыль в этих местах еще не сумела сровнять эти отпечатки, и Стас пристроился к одной из немногочисленных цепочек следов, решив, что куда-нибудь, но они да выведут. Иногда Стас натыкался на непонятные шлюзы в стенах. Эти шлюзы были сделаны из какого-то непонятного сплава; светящиеся белым, отражающие основную часть направленного света, прямоугольные «двери» не имели не сенсорных отпирателей, ни обычных клавиш. Для чего эти шлюзы, что они скрывали, и как неизвестные попадали внутрь – было непонятно, как и многое другое в этой истории, которая начинала нравится Стасу все меньше и меньше с тех пор, когда он понял, что заблудился в этом чертовом лабиринте. Это напоминало ему его сны, которые он видел под воздействием «элементаля», и этот факт совершенно не нравился Стасу. Постояв возле одного из шлюзов, он вздохнул и побрел дальше – туда, куда уводила полузасыпанная пылью цепочка следов, которая вполне могла принадлежать какому-нибудь ученому… «Светляк» все это время следовал за ним, подобно щенку, исправно следуя курсу человека и двигаясь чуть в стороне и позади Стаса, рассеивая сумрак в особо затемненных углах на поворотах…

Вскоре Стас приметил еще одну маску – точную копию тех, которых он видел до этого на верхних уровнях. Украшение висело высоко не стене, под самым потолком; Стас снова подумал, что подобные штуки вряд ли могут означать что-то хорошее.

С подозрением косясь на маску, Стас прошел мимо…

Удалившись на несколько шагов, он услышал подозрительный звук за спиной; обернувшись, он обомлел, и его мгновенно прошиб ледяной пот…

Маска ожила. Непонятный витиеватый узор, который был под мертвенно-бледным лицом, абсолютно ничего не выражающем, зашевелился, отклеиваясь от стены. Спустя какое-то мгновение «узор» распрямился в гибкие черные «побеги», которые уперлись в стену и оторвали от нее саму маску, к которой эти «щупальца» били приделаны…

Существо ловко спрыгнуло на пол, и спустя мгновение уже закончило свою несложную, но непонятную и страшную метаморфозу; теперь, вместо обычного странноватого «украшения» перед Стасом стояло некое подобие «насекомого» — шесть гибких длинных лапок, заканчивающиеся острыми черными иглами, из которых передняя пара была угрожающе поднята над полом и вытянута вперед – она заканчивалась острыми тонкими жалами. Сама «маска», служившая, видимо, панцирем для существа, которое скрывалось внутри этого «лица», теперь стала спиной существа, безразлично смотрящая в потолок и чуть назад. Существо стало приближаться; негромко цокая острыми жвалами ног, «насекомое», достигающее роста в полтора метра, теперь уверенно сокращало расстояние между собой и Стасом.

Стас вздрогнул и содрогнулся от омерзения; это существо не имело аналогов в его памяти. Оно было живым и мертвым одновременно; отвратительное, похожее на сюрреалистического паука или водомерку, оно вызвало лишь отвращение и животный ужас. Стас с легкостью поддался последнему; он, не спуская взгляда с приближающейся угрозы, быстро попятился.

Существо, раскачиваясь из стороны в сторону, настигло не успевшего среагировать «светляка», и стремительно отшвырнуло его передними лапами – кибер с грохотом врезался в стену, и мигнув, погас.

Стас бросился бежать, холодея от ужаса, полностью охватившего его существо…

Добравшись до поворота, он остановился; возможно, непонятная штуковина, которая минуту назад была лишь мертвой маской на стене, уже отстала, но существо показалось из-за угла и уверенно и размашисто направилось к нему. Стас попятился, как завороженный, не в силах оторвать взгляда от пританцовывающей твари.

«Чертова хрень!»…

Существо и не думало отставать; покачивая из стороны в сторону массивным телом-панцирем-маской, «чертова хрень» следовала за ним попятам, словно бы решив заменить собой «светляк». Две светлые иглы, которыми заканчивались передняя пара гибких длинных ног, хищно подрагивали по направлению к отступающему Стасу. Намерения существа были более чем очевидны; сейчас эта ожившая «маска», под которой скрывалось это фантасмагорическое чудовище, выбирало момент для атаки, и не спешило…

Коридор закончился; Стас понял об этом, когда спиной и затылком налетел на твердую и холодную поверхность. Он затравлено огляделся – куда бы забиться? Куда угодно, но лишь бы подальше от этого существа.

«Маска» приближалась, размашисто и неторопливо переступая гибкими черными ножками. Сейчас Стас увидел, как в свете ярких косых лучей боковых плафонов, на подрагивающих жалах передних ног существа поблескивают крупные темные капли; но ему вовсе не хотелось опробовать их воздействие на себе…

Его взгляд наткнулся на темную полусгнившую блямбу в стене, очевидно, клавишу, приводящую в действие что-то… Но что? Стас повернулся боком, стараясь одновременно следить за существом, хотя понимал, что не успеет увернуться от этого монстра, если тот все же решится напасть именно в этот момент…

Дверь! Он забрел в тупик, который на самом деле был большой дверью. Уже не раздумывая, Стас дрожащей рукой вдавил клавишу.

Огромная толстая плита разделилась надвое и разошлась в стороны, освобождая Стасу проход. На ватных ногах он зашел внутрь, быстро отыскав точно такую же клавишу на противоположной стене – огромные створки начали смыкаться, и существо, поняв, что добыча ускользает, вдруг начал приближаться с невероятной скоростью; прыжками вверх-вниз на своих гибких лапах, «маска» увеличила свою скорость в два раза.

«Не успеет закрыться», Стас, окаменевший от ужаса, не мог сдвинуться с места, и эта мысль. Промелькнувшая в голове, была наиболее отчетлива ярком смешении чувств и эмоций, которые он испытывал при виде чудовища…

Дверь с гулом закрылась, когда тварь уже была готова совершить заключительный прыжок и атаковать Стаса…

«Господи»

Стас чувствовал, как дрожат ноги. Понимая, что слишком перенапрягся, он не стал упорствовать и уселся прямо на пол, пытаясь унять животный ужас. Раскачиваясь из стороны в сторону, он тихо приговаривал лишь «охо-хо-хо-хо!..» всхлипывая и вздрагивая…

Какое-т время он был не в силах воспринимать окружающие его пространство и звуки. Однако вскоре он услышал новый звук, источник которого был где-то неподалеку. Похоже на гигантский выпуск пара из огромного котла, который повторялся с ровным интервалом примерно два раза в минуту.

Стас поднялся на ноги и огляделся; он находился в каком-то мрачном пустом коридоре, уводящим далеко вперед, и его противоположный конец терялся в сумраке вытянутого помещения. Возвращаться назад? Нет, ни за что. Эта «маска» наверняка поджидает его там, за этой огромной дверью… А что, если в этом коридоре тоже есть подобная штуковина?

Стас поежился, понимая, что в этом случае он будет обречен. Никто не поможет ему в этом чертовой бездне проклятого пустого комплекса, куда он забрел на свою голову. Стас проклинал себя за то, что вышел из жилой зоны и побрел куда глаза глядят лишь потому, что его повело чувство любопытства. Сколько прошло времени, когда он покинул жилую зону наверху? Полчаса? Час?..

Здесь не было времени – его нельзя измерить, если вокруг тебя лишь одна пыль, сумрак и тишина, которая не нарушалась, возможно, годами…

Стас пошел вперед, откуда ему навстречу доносились таинственные звуки…

Коридор был достаточно широкий, чтобы по нему проехал грузовик, но при этом он был так же пуст, что вид однотонных темно-синих стальных стен внушал лишь тоску и отчаяние. Стас тревожно вглядывался в сумрак, пытаясь разглядеть белое пятно на стене, которое будет символизировать еще одну «маску», но пока таковых не наблюдалось, и это был единственный плюс в этом слепом блуждании.

Ему показалось? Или сзади до него донесся какой-то шкрябающий звук? Стас похолодел; а что если эта тварь пытается пробраться сюда?..

От мысли, что ему еще раз придется иметь дело с этим чудовищным «насекомым», Стас прибавил ходу, и вскоре он замер перед новой стальной дверью, помеченной цифрой «17». Что бы могла обозначать эта цифра?.. Стас не знал, но сомнений не было – источник мягких, но громких звуков шипения-гудения был за этой дверью; так же было ясно, что звуки за спиной Стаса не были плодом его воображения – кто-то шел по его следу…

Холодея от ужаса, Стас нажал новую клавишу, и гидравлическая массивная дверь открылась.

То, что он увидел, было неожиданным. Стас ожидал увидеть что угодно за этой дверью – но только не это.

Перед ним, в огромной вертикальной трубе, замерла гигантская туша какого-то существа. Труба была метров тридцать в диаметре, и скорее это была не труба, а какой-то колодец, а «выход», на котором стоял Стас, выходил прямо в пустоту этого колодца. Существо исполинских размеров зависло в воздухе прямо напротив «выхода»; Стас приметил горбом изогнутую спину, покрытую шипами, многочисленные щупальца различных размеров и толщины, бахромой свисающие под брюхом чудовища, и гигантские массивные клешни, безвольно свисающие вниз у передней части монстра. Стас разглядел плоскую тупую морду, с кроваво-красными глазами, которые бессмысленно уставились на него. Под глазами – толстые кожистые складки; в тот момент, когда Стас разглядел их, они зашевелились, словно бы в спазме, и из под них вырвалось паром дыхание создания, и до слуха вновь донесся громкий шипящий звук выдоха. Существо все лоснилось от собственных слизистых выделений, обильно стекающих по щупальцам и клешням вниз, и капающих вниз, в черную бездну колодца. Стас так же приметил непонятную стальную штуку с мигающим зеленым огоньком-индикатором, которая была словно бы вросла в голову существа, в панцире над глазами…

«Зерг. Что здесь делает Зерг?»

Позади послышались шаги, Стас быстро развернулся, и в глаза ударил ослепительный свет фонарей. Послышался громкий грохот шагов – солдаты Элитной Стражи.

— Ни с места! – прохрипел чей-то грубый голос, и Стас свалился на колени, закрывая голову руками.

Наступила гробовая тишина, прерываемая лишь дыханием Правителя и грохотом массивных стальных бутс боевых скафандров. Солдаты взяли Стаса в кольцо, и когда они замерли, Стас услышал знакомый голос Дюрана:
— Вы доставили нам много хлопот, Станислав. Взять его.

История повторилась. Стас снова был в кресле, намертво закрепленный магнитными кандалами.

На этот раз для него все было кончено. Сомневаться было глупо; он переступил черту недозволенного. Слишком уж многое сошло ему с рук в этой истории, чтобы закончиться благополучно.

Стас ждал, когда все закончится, а Дюран стоял напротив него, задумчиво вертя в руках какой-то раритетный пистолет с длинным массивным стволом. Он не смотрел на Стаса, и ничего не говорил вот уже минуту – с того самого момента, как открылась дверь и он вошел внутрь этого помещения. Свое облачение Дюран так же сменил. Теперь на нем не было скафандра Призрака, и сейчас он был облачен в узкий обтягивающий плащ ученого высшего звена. Это казалось странным, но сейчас Стаса это не очень-то волновало.

Стас терпеливо ждал, хотя в тишине был слышан тихий и неясный металлический стук – руки Стаса дрожали, безвольно выбивая «морзянку» на подлокотниках, и платиновые браслеты на запястьях скребли по черным стальным браслетам, которые намертво держали его в кресле.

Дюран резко щелкнул предохранителем, и поднял руку с оружием в сторону Стаса.

Стас не выдержал, и. сжав зубы, опустил голову. Он не мог смотреть в это холодное черное отверстие, глядящее ему в лицо, и на бесстрастное и спокойное лицо Дюрана, которое еще недавно лучилось самой добродетелью.

«Все-таки он беспощадный убийца».

Время шло, но ничего не происходило.

Лицо Стаса искривилось в гримасе ужаса и страдания, и по щекам покатились слезы.

Выстрел так и не прозвучал.

Наконец, когда прошло уже больше минуты полной тишины, он медленно, словно бы все еще не решаясь, поднял голову. Сквозь слепящее марево слез на ресницах, в котором все расплывалось, он сумел различить спокойную безмятежную фигуру Дюрана в пяти шагах перед собой.

Самир стоял, облокотившись на стену, держа пистолет перед собой и опустив его стволом в пол. На его лице царила та самая спокойная обезоруживающая улыбка друга.

— Засранец, — едва слышно прохрипел Стас, бешено моргая глазами, пытаясь выжать из себя последние слезы. Его оскорбление Самир вряд ли услышал, скорее, понял – даже негативный мысленный поток в его Стас сторону не мог скрыть. В ответ Дюран лишь рассмеялся.
— Ну хватит, Станислав. Должно быть, Вы и впрямь решили, что я убью Вас. Это глупо и бессмысленно, — улыбка пропала с его лица, и он уже вновь говорил серьезно, — сейчас жизнь – это самое важное. Только она достойна остаться в этом мире.
— Я думал… Вы все же меня казните…
— Чушь. Не спорю, Вы сунули нос туда, куда не следует. Вы увидели то, что никто не должен был видеть из посторонних. Но в этом нет ничего такого уж страшного. К тому же, мне нравятся такие люди, как Вы, Станислав. Упертые и бесстрашные, — Самир негромко рассмеялся, — иначе бы Вы не согласились бы на эту сделку, которую я Вам предложил на Карапей Прайм. Наверное, Вы думали, что поступили, как трус, согласившись на контракт. Это самообман, Станислав, ничто иное, как самообман. Вы согласились лишь потому, что эта отсрочка давала Вам шанс увидеть кое-кого по крайней мере еще раз.

Все повторялось, но уже слегка по-иному сценарию; кое-что, помимо обстановки неуловимо изменилось. Снова, как на Карапей Прайм, его руки и ноги отпустили магнитное поле. Самир подошел ближе, подав ему ключи, и Стас самостоятельно освободил свои руки и ноги от тяжеленных черных браслетов.

— О чем я говорил?.. Ах да, о жизни… — Самир медленно кружил вокруг Стаса, как акула, пока тот освобождал себя от кандалов. Убрав пистолет за отворот плаща, он заложил руки за спину и продолжил:
— Что Вы думаете о том, что Вы видели внизу, Станислав?

Стас промолчал.

— Понятно, — произнес Дюран, прочитав его мысли; видимо, устный ответ его нисколько не волновал.
— Вы считаете, что я распространяю Зергов, Станислав? И что я солгал Вам тогда, когда сказал, что искренне ненавижу этих существ? Большое заблуждение. Это правда – Зерги всего лишь машины для ведения войны, и набольшее они не способны. Они пережили себя и лишние в этой Галактике.
— Хотите переубедить меня? – Стас поднялся с кресла, — боюсь, не выйдет. Зерги разрушили Тарсонис и другие миры… Каждый, кто имеет к ним дело – предатель по отношению к своей родине…
— Какой родине, Станислав? – оживился Дюран, остановившись и развернувшись к нему, — уж не о Конфедерации ли Вы говорите? Это же смешно… — он покачал головой, — Вы и впрямь считаете эту деспотическую систему своей родиной?
— При этой деспотической системе космос был стабилен и спокоен, господин Дюран. Конфедерация принесла много зла за свое существование, но в те времена у меня была отличная работа, хороший заработок, живые друзья. В пространстве не было флотилий-нарушителей Протоссов, и террористы не объявляли себя монархами…
— Понимаю, — Дюран кивнул, — хотите знать, что Вы доставили сюда на своем тягаче?
— Что?
— Колонна ваших тягачей везла в тех контейнерах партии Зергов, которых удалось захватить живьем. А чтобы они не сожрали друг друга по дороге, а заодно и контейнеры и тягачи вместе с пилотами, один из кораблей конвоя вез пси-эммитер, устройство, позволяющее держать этих существ под контролем. Так же пси-эммитер здесь и в этом комплексе, он контролирует жизнедеятельность десятка Управителей Зергов… Одного из них, Вы, кажется, видели там, внизу… А Управители, понятное дело, держат под контролем всю свору. А она здесь большая – все эти существа служат в качестве сырья для наших опытов, но пока они не использованы, они выполняют роль защитников этого комплекса. Не надо так удивленно смотреть на меня, Станислав. Это была не первая партия Зергов, которую уже доставили сюда, и совсем не последняя… Кстати, Протоссов мы тоже поставляем, — Дюран улыбнулся, — вот их контролировать посложнее, но удается… К тому же, Протоссов здесь немного, их сложно пленить и держать в повиновении, но мне это удалось… А знаете, для чего все это, Станислав? Весь этот маскарад, эта далекая планета и этот комплекс?

Стас тяжело сглотнул.

— Мне непонятно, зачем Вы все это мне рассказываете…
— Ах да, самый главный вопрос… Здесь достаточно трудно встретить постороннего человека… Хотя нет, я неверно выразился… такого человека, как Вы, Станислав. Нам обоим известно, что очень скоро Вы умрете. Но тем не менее Вы здесь на правах гостя. Это первый случай на мою память. Трудно не удержаться от того, чтобы показать и рассказать Вам все то, что мы смогли сделать за считанные годы здесь.
— Хотите сделать мне экскурсию?.. Что ж, валяйте, мистер Дюран. Это лучше, чем без дела шататься по Вашему комплексу, чтобы нарваться она неприятности… Зачем же вам Протоссы и Зерги? И что это за опыты?
— Все очень просто, мой друг. Вашей родины больше нет. Больше вообще ничего нет. И на этой пустоте нужно строить новый мир, Станислав. Понимаете?
— Не совсем…
— Идемте. Я покажу и расскажу Вам, и тогда, возможно, Вы кое-что поймете. Не все, разумеется, но главную задумку…

Стас, пребывая в некой прострации, все еще не веря в свое спасение, пошел следом за Самиром, как сомнамбула.

Ему вновь повезло. Чертовски повезло.

Именно сейчас, когда он прощался с жизнью, подготавливая себя к своему уходу, сама жизнь и судьба не отпускали его просто так. Фортуна все еще была на его стороне; и Стасу было совершенно непонятно, что это обозначает….

Они шли по каким-то непонятным серым помещениям, запыленным, лишенным каких-либо приборов освещения. Конструкция и назначение этих залов оставались загадкой для Стаса; это были пустые и брошенные помещения, и их было необычайно много. Кое-где встречались и целые залы, на старинный манер, такие же пустые и заброшенные, как и все другие. Многочисленные окна, застекленные толстыми стеклами мутного цвета, встречались здесь достаточно часто. Окна пропускали внутрь достаточно света, чтобы не превращать поход по этой части комплекса в блуждание в сумерках. Самир не останавливался ни на секунду; казалось, он всегда знал путь куда следует идти в этих похожих друг на друга помещениях, когда они похожи как близнецы? Стасу казалось, что он бы здесь заблудился в течение нескольких минут; Самир же чувствовал себя уверенно, молча шагая вперед. Стас постоянно ежился от нехорошего прохладного сквозняка, который был единственным спутником двух людей, молча идущих в глуби этой загадочной конструкции…

Они шли абсолютно одни в течение пятнадцати минут. Стасу показалось, что прошла вечность прежде, чем они подошли к широкому проему огромного лифта.

— Прежде, чем мы поднимемся наверх, — Самир резко повернулся к Стасу и тот чуть было не налетел на него, — запомните одну важную деталь. Видите этот плащ ученого на мне?
— Вижу…
— Что это значит?

«Проверка на сообразительность?»

— Вы имеете прямое отношение к тем опытам, о которых Вы говорили…
— Верно, — кивнул Дюран, — но сейчас это не совсем по этой причине. О моем существовании знают лишь немногие. Молчаливые солдаты из Элитной Стражи и такие люди, как Вы, Станислав. На этом комплексе меня мало кто знает. Вы наверное, слышали, что местный персонал упоминает некого заказчика?

Стас вспомнил слова дежурного в космопорте, и сразу все понял.

— Так это Вы?! Но зачем Вам такая скрытность в собственном комплексе?
— Керриган, Станислав, — с серьезным видом произнес Самир, глядя ему в глаза, — всего лишь Керриган. Ее зараженные агенты могут быть повсюду. Вполне возможно, что они уже здесь. Мне подобная реклама, как объявление на весь комплекс такой новости, как мой прилет, совершенно не к чему – не мне Вам говорить. Как опасно снаружи и на других мирах. Я не исключение, Станислав – я так же хочу жить, как и все другие. В этом комплексе меня знают в лицо лишь несколько человек, о моем прибытии сейчас сюда — знаете только Вы. Будьте добры – держите язык за зубами, и не упоминайте о моем имени.

Стас кивнул:
— Договорились.

Самир шагнул в огромную кабину лифта, где могли бы запросто разместиться тридцать человек, и Стас последовал за ним…

Двери сомкнулись, и лифт начал подниматься. Стасу казалось, что он взлетает с чудовищной скоростью, и мельтешащие в бешенном темпе окна башни, по которой поднимался лифт, заставляли лишь судорожно сглатывать.

Дюран спокойно стоял на своем месте, широко расставив ноги в узких ботинках и заложив руки за спину. Он глядел прямо перед собой, спокойно и отрешенно, словно бы человек, ужасно уставший и утомленный бездействием, творящемся здесь вокруг…

— И как часто Вы наведываетесь так?.. Секретно?
— На свои объекты? Регулярно. Нужно соблюдать осторожность, очень важно сохранить в тайне то, над чем мы работаем, Станислав. Заодно таким образом можно проводить ревизию – лучший способ, чтобы избежать подвохов и наспех устроенного порядка…
— Куда мы сейчас направляемся?
— В центральную башню. Вы, наверное, видели ее, когда летели сюда – она самая высокая. Там расположено нечто, что Вам следует увидеть.
— Там Вы проводите свои опыты?
— Именно. Больше ничего не спрашивайте – Вы все увидите сами…

Лифт плавно замедлил свой «взлет», и Стас понял – они прибыли. Дверь ушла в сторону, и они с Самиром вышли в коридор, обустроенный вполне прилично – по крайней мере, не так пустынно и неуютно, как внизу. Стас подумал, что, наверное, основная часть персонала проживает здесь; жилую зону, в которую отвели Стас по прибытию, скорее всего уже давно брошена и ею никто не пользовался по прямому назначению…

Впрочем, здесь тоже было нечто зловещее. Стены и пол коридоров, слившиеся в единый темно-бордовый цвет, казались зловеще мрачными, таящими в себе тайны, которые не следовало знать никому…

Самир преспокойно пошел вперед, и Стас последовал за ним. Они прошли мимо двух молчаливых фигур в боевых скафандрах со знаками Элитной Стражи, сжимающими незнакомые винтовки необычной конструкции. Стражники не препятствовали их движению вперед; очевидно, они понимали, что допуск на этот уровень имели лишь привилегированные ученые; и плащ Дюрана возымел свое действие. Кое-где в примыкающих ходах и помещениях Стас видел и одиночных патрульных, мерно похаживающих по своим маршрутам в этой конструкции, находящейся на приличной высоте над поверхностью мрачной и неприветливой планеты…

Дюран вывел Стаса в длинный коридор, в конце которого, над большой массивной дверью виднелась надпись «Блок Е», и по обе стороны от которой замерли еще два солдата Элитной Стражи.

Самир и Стас дошли до конца коридора и вошли внутрь.

Первое, что увидел Стас – это уже знакомый круглый знак, который Стас уже видел на контейнерах, которые они притащили сюда. Второе – неплохо оборудованный зал и низкий терминал управления. Взглянув вверх, Стас увидел круглое окно, за которым было видно беснующееся небо Боушра…

Возле блоков аппаратуры работали пара человек в обычных комбинезонах. Самир тревожно вгляделся в их фигуры, и только после этого зашагал к одной из множества дверных проемов, примыкавших к этому помещению.

«Очевидно, это что-то вроде центра управления».

Стас последовал за Самиром.

Теперь они шли по плохо освещенному узкому коридору.

— Мы почти пришли, — наконец произнес Самир, не оборачиваясь, — только что мы прошли центральный зал управления комплекса. Прежде, чем мы пойдем к месту проведения опытов, я хочу кое-что Вам показать, Станислав.

Стас промолчал, покорно вышагивая следом.

Они поднялись по широкой лестнице на верхний этаж, и теперь оказались в новом широком коридоре. Стас еще раз поразился тому, насколько разительно быстро менялся здесь интерьер. Теперь это был вполне хорошо оборудованный коридор, где справа шли большие бронированные двери, а слева – узкие окна по всей длине коридора.

— Корпус лабораторий, — негромко произнес Самир, и кивнул на первую бронированную дверь справа, — по идее, нам сюда. Но прежде пройдемте вперед. Вы будете поражены.

Стас хмуро молчал.

На этот раз они остановились перед большой бронированной дверью. Стас прикинул, что ее толщина, наверное, примерно в один метр – то что скрывалось за ней, было настолько серьезным, что планировщики помещений решились укрыть там нечто очень серьезное… На двери стояла знакомая круглая символика.

— Это символ вашей организации? – спросил Стас без особого интереса.
— Нет, не совсем. Честно говоря никогда не задумывался над тем, кто придумал этот символ и что он обозначает, — Самир хмыкнул, и нажал большую клавишу на стене.

Тяжелые створки разошлись, и Самир вошел внутрь. Стас же остался снаружи; то, что он увидел, просто потрясало воображение.

Пол, выложенный большими прямоугольными плитами, многочисленные блоки с оборудованием у стен… и множество рядов высоких массивных саркофагов, в которых покоились существа, о существовании которых Стас даже не догадывался…

Потрясенный, он вошел внутрь.

— Что это? – произнес он, и его голос дрогнул, — где мы?..
— Хранилище. Здесь покоятся образцы наших экспериментов, Станислав. Некоторые, удачные, некоторые – не совсем. Здесь вся история нашего комплекса.

Самир замолчал, ожидая дальнейших расспросов. Но Стас молчал. Он медленно приблизился к одному из этих стеклянных гробов, подсвеченных фиолетовым светом. Внутри покоилось нечто знакомое – чудовище, наполовину Зерг, наполовину рыбина, в силуэте которой Стас угадывал Исоранам – хищника подводных глубин водоемов Тарсониса…

— Нечто подобное я видел в вашем подземном озере…
— Удачная разработка. Идеальные убийцы всего, что окажется в воде.
— Так Вы… Вы генетик?
— Так точно, Станислав, — Дюран широко улыбнулся, — всего лишь генетик. А Вы было подумали, что я какой-нибудь террорист-мститель?
— Признаться по правде, да…
— Все не так просто, как видите… — неожиданно Дюран оживился, прислушиваясь к тишине, стоящей в хранилище образцов, — сейчас Вам выдастся шанс увидеть кое-кого…
— Это Вы, мастер? – послышался глухой басовитый и хриплый шепот, совсем рядом, и Стас увидел мелькнувшую между саркофагов фигуру человека.
— А, Винс, — Самир приветливо заулыбался, — иди сюда. Можешь не скрываться и не шептать, здесь никого нет…
— Но с Вами посторонний, мастер, — пробасил кто-то совсем рядом, — мы с Кипом давно почуяли вас…
— Этот человек не представляет угрозы, — быстро произнес Дюран, продолжая улыбаться кому-то за саркофагами. Кому – Стас не видел, но незнакомец должен был показаться с секунды на секунду.
— Этот человек – мой гость, — слово «гость» Самир произнес громко и отчетливо.

Стас увидел того, с кем общался Самир. Сутулая человеческая фигура, облаченная в комбинезон из грубой и плотной ткани, испачканной фиолетовыми пятнами – не иначе, как раствором, который заполнял эти саркофаги – появилась перед ними из дальнего прохода между стеной и рядом стеклянных гробов. Стасу сразу показалось что-то странное, и дело было даже не в карликовом росте под метр пятьдесят, а в движениях этой фигуры. Казалось, будто этот человек страдает тяжелой формой какого-то нервного нарушения; руки, болтающиеся как плети, и ноги, которые он волочил то одну, то другую, словно бы не освоившись с ходьбой. Стас увидел его лицо и вздрогнул; круглое, словно поднос, с маленькими поросячьими глазками, лишенными зрачков – одни белки – и маленьким вздернутым кверху носом, а так же широкий лягушачий рот, лишенный губ. Его кожа была однотонной по своему цвету – она обманчиво казалась кожей здорового человека, и одновременно отдавала желтизной. Винс был абсолютно лыс – его голова, лишенная шеи, покоившаяся на покатых плечах, напоминала яйцо. Стас приметил непонятный пояс, перехватывающий то место, где у нормальных людей должна быть талия, снабженный многочисленными карманами и отделениями, а так же непонятную дубину, пристегнутую к этому поясу. На вид обычная дубинка охранника, но ее окончание было снабжено многочисленными устройствами, похожими на сборный инструментарий инквизитора – ножи, лезвия, крючья и шипы…

— Гость? – тупо переспросил человек, подходя ближе, и остановившись, уставился непонимающим взглядом пустых глаз на Стаса, — что это значит?

Стасу стало не по себе; похоже, в голове у этого типа так же пусто, как и в его глазах…

— Гость – значит друг, — произнес Самир, словно бы разговаривая с несмышленым ребенком, — ты и твой брат Кип – друзья, не так ли? Так вот, этот человек – мой друг.
— Это ваш брат, мастер? – Винс перевел пустые глаза на Самира, и тот заливисто расхохотался.

Стас криво ухмыльнулся – сейчас ему стало по-настоящему страшно.

— Нет, Винс, просто друг.
— Не знаю, мастер, он не кажется опасным. Я мог бы убить его без особого труда.

Стас сглотнул. Ему совершенно не нравился ни тон, ни бестактность этого уродца.

— Это пополнение в наше хранилище? – совершенно спокойно пробасил Винс, снова уставившись на Стаса.
— Нет, — на этот раз ответил Стас, стараясь, чтобы его голос не дрожал, — я не пополнение в ваше хранилище.
— Где твой брат, Винс? – посмеиваясь, спросил Самир, пытаясь сменить тему, словно бы понимая, что она не нравится Стасу. Самир чувствовал себя спокойно и уверенно в общении с этим существом. Стас же уже не сомневался в том, что Винс – не человек.
— Ага, вижу, — пробормотал Самир, переменившись в лице и переведя взгляд поверх головы Стаса.

Стас обернулся, ожидая увидеть еще одного мелкорослого уродца, но вместо него он увидел лишь необъятную колышущуюся массу, которая оказалась животом Кипа. Стас обомлел; он поднял глаза и увидел высоко над собой еще одну широкую физиономию, точь-в-точь как у Винса, только намного больше. Кип был облачен в такой же комбинезон, был так же заляпан с ног до головы фиолетовым раствором, и имел такое же вооружение как и Винс. Только на его абсолютно лысой макушке покоилась нелепая маленькая шапочка черного цвета…

Чудовище необъятных габаритов злобно уставилось на Стаса сверху вниз. Росту в нем было метра два с половиной а ширина плеч и торса были просто невообразимы. Кип слегка нагнулся, насколько ему позволял огромный живот, и несколько раз яростно вдохнул воздух возле Стаса своим до смешного маленьким носом.

— Белковая плоть!! – яростно взревел монстр писклявым и пронзительным голосом. У Стаса душа ушла в пятки…
— А вот и Кип, — голос Самира прозвучал совсем рядом, и Стаса ухватила крепкая рука генетика. Самир быстро отшвырнул Стаса от туши Кипа, негромко посмеиваясь, словно бы стараясь скрыть за смехом всю ту опасность, которая могла угрожать Стасу. Стас едва не полетел на пол от этого рывка; с трудом сохранив равновесие, он оказался уже на приличном удалении от обоих братьев.
— Как дела, Кип?
— Все хорошо, мастер, — пропищала туша, мгновенно потеряв интерес к Стасу и тупо пялясь на Самира сверху вниз, — профессор доволен нами. Мы не ждали вашего прилета. Кто-нибудь еще знает об этом?
— Нет, лишь несколько человек.
— Раньше здесь не было посторонних, — негромко пробасил Винс, слепо глядя на Стаса, — от тебя пахнет так же, как от мастера. Почему ты не хочешь в наше хранилище?

Стас зажмурился, а Самир весело рассмеялся.

— Отстань от него, Винс. Разве тебя не учили, что приставать с расспросами это банально и глупо? Ваша задача смотреть, чтобы здесь все было в чистоте и порядке.
— Да, мастер, — пропищал Кип.
— Мы уже уходим, — Самир развернулся, и кивнул Стасу а выход, давая понять, что пора уходить, — счастливо было повидать вас, ребята. Слушайтесь Зорча и дальше.

Стас почувствовал себя намного лучше, когда тяжелые створки двери сомкнулись за их спинами.

— Фух! – выдохнул он, — а кто такой Зорч? Еще один подобный?…
— Ну что Вы, Станислав. Ном Зорч – это профессор, руководитель этой лаборатории, мой подчиненный. Кстати, я его пока здесь не видел, и он не знает о моем присутствии.
— Кто эти братья?
— Вы видели лишь примитив того, что мне удалось создать. Винс и Кип – всего лишь смотрители. Они следят за порядком, выполняют грязную работу и охраняют главный лабораторный уровень. Это искусственные существа, выведенные при помощи генетических экспериментов в области выращивания кремния – мы называем подобных существ миньонами.
— А те штуки?.. – спросил Стас через несколько секунд, — Которые на стенах в виде масок? Это тоже ваши питомцы?
— Конечно, — Самир слегка улыбнулся, — Здесь все принадлежит мне. Вам пришлось иметь дело с Часовым. Миньоны – всего лишь биологические роботы, имеющие узкую специализацию. Процесс создания этих существ достаточно ресурсоемок и сложен. Что же касается Винса и Кипа – эти био-роботы были созданы пару лет назад буквально вручную… Миньоны созданы на основе кремния – достаточно большой прорыв в области генетики, хотя это тупиковая ветвь. Признаться, мои люди угробили огромное количество времени и ресурсов на опыты по выведению этих зверушек по этой технологии… Очень жаль. Они не приспособлены к жизни на открытых пространствах. Оставить в живых пришлось только этот вид – Часовых, единственная удачная разработка из дюжины выведенных кремниевых существ… Винс и Кип – им хватает сообразительности и ума, чтобы являтся венцом эволюции «кремневых опытов» в этом комплексе. Я видел, что они произвели на вас впечатление.
— Сделано здорово. Но на мой дилетантский взгляд их интеллект несколько не сформирован…
— Здесь Вы правы, — ответил Дюран, кивая с серьезным видом, словно бы разговаривая со Стасом, словно бы с равным себе био-генетиком, — но их интеллект и не должен был выходить за определенные рамки. Они кажутся пассивными и слабоумными – но если бы Вы зашли в хранилище без меня – братья прикончили бы Вас. Это делать они умеют… Признаться, появления Кипа за Вашей спиной чуть было не погубило Вас, Станислав. Вы были на волосок от гибели. К миньонам очень опасно приближаться вплотную… Винс и Кип всего лишь смотрители и надзиратели – и справляются со своими обязанностями достаточно хорошо, что бы уберечь себя от утилизации. Других миньонов, которых раньше здесь было много, постигла именно эта участь – чан с концентрированной кислотой… По крайней мере, других более удачных вариантов формы жизни на кремниевой основе в виде гуманоидов кроме Винса и Кипа я не создавал и не встречал…
— Часовые… Одна из этих тварей тогда чуть было не загрызла меня…
— Я в курсе. О Вашем присутствии в закрытой зоне нам сообщил сенсорный датчик, который крепится под миньоном, который висит на стене. Вам повезло – если бы Вам не удалось скрыться, то Часовой убил бы Вас без промедлений. Впрочем, Вы сами виноваты – не надо было лезть, куда не просят. Так что мне здесь не чего оправдываться, Станислав. Своим появлением в запретной зоне Вы сами спровоцировали Часового…

Стас перевел дух, и кивнул Дюрану:
— Теперь, как я понимаю, Вы хотите показать мне что-то еще?
— Верно, — Самир развернулся и неспеша пошел к той двери, на которую он указывал, когда он и Стас поднялись на этот уровень.

Дверь открылась, и Стас и Самир вошли в большой открытый зал.

Они стояли на широкой площадке, откуда было видно все помещение. Три массивных шлюза внизу, вдоль правой стены от входа, мощная аппаратура у стен. Серый исшарканный пол, и небольшое, но без сомнения, важное сооружение в самом центре зала. Покоящееся на четырех массивных колоннах, которые держали площадку с каким-то сложным пультом, конструкция являла собой что-то среднее между «клеткой» и сложной аппаратурой. Колонны агрегата были перекрыты прозрачным стеклом, которое как-то необычно отсвечивало от основных плафонов освещения. Под площадкой-пультом, вниз смотрела острая толстая игла…

Сейчас а этому агрегату примыкали еще две полупрозрачные капсулы; они стояли по разные стороны от этой конструкции, и сейчас Стас различал, что под одной из прозрачных полусфер заключен Протосс, а под другой – существо, принадлежащее расе Зергов…

— Биопреобразовательная платформа, — негромко произнес Самир, кивнув на агрегат, — тот небольшой зал, с мощным терминалом, который мы прошли – это мозг этого комплекса. Этот зал – его сердце.

Самир начал спускаться вниз по лестнице, и Стас последовал за ним. Его несколько тревожило присутствие здесь нескольких других ученых в обычных комбинезонах, которые что-то негромко обсуждали у последних ступенек лестницы. Стас видел, как Самир молча показал им какую-то карточку, потом так же молча кивнул головой в сторону Стаса, и спокойно прошел вперед.

Они приблизились к биопреобразователю.

Стас замер на значительном удалении от агрегата, и молча глядел на происходящее, замерев чуть позади Дюрана и сбоку от него. Сложив руки на груди, он в неком оцепенении глядел на замерших в своих камерах Протосса и Зерга.

Самир, молча постояв на своем месте, словно бы обдумывая что-то, неспеша подошел к камере с Гидралиском, заложив руки за спину, с интересом разглядывая трехметровое чудовище.

Зерг, истекающий слизью, которой уже было достаточно в его тесной прозрачной камере, был достаточно смерен. Стас подозревал, что здесь не обходится без одного из тех устройств, о которых ему говорил Самир – пси-эмитера. Создание неотрывно следило за генетиком, не спуская с него свирепого взгляда горящих оранжевым огнем глаз, глубоко посаженных в массивном черепе. Было ясно, что если бы не преграда, Зерг убил бы Самира без промедлений. А тот, казалось бы, даже и не ощущал той опасности, которая исходила от этого слизистого монстра, злобно скалящего клыки за толстым стеклом.

— Какой симпатяга, — посмеиваясь, произнес Дюран, и повернулся вполоборота к Стасу, — Вы знакомы с биологией Зергов?
— Частично.
— Знаете оружие этого вида? Во-первых, эти сверх-острые лезвия. А во-вторых, у него под этим массивным капюшоном после головы, спрятаны мощные железы. Они вырабатывают жидкость, под напором которой они выстреливают в свою жертву острые зазубренные шипы, размеры которых колеблются от пятнадцати до шестнадцати сантиметров… Не будь этого бронированного стекла, это создание так бы и поступило с нами, и мне бы не пришлось бы это Вам рассказывать… Остроумная тварь, не так ли?
— Я не пойму, в чем Вы находите ее остроумие, — пробормотал Стас, ощущая легкий страх от мысли, что его и это существо, настоящую машину убийств, разделяет лишь стекло – пусть и бронированное.
— Гидралиск имитирует огнестрельное оружие, Станислав. Это порыв Высшего Разума – общего мозга этих существ — эволюции в создании совершенного биологического оружия, чтобы противостоять тем видам, которые сумели создать способы уничтожения друг друга на расстоянии. Это попытка уровнять шансы. Но смею Вас заверить, что она бессмысленна и бесполезна.
— Это почему же? Вы возьметесь оспаривать процесс, который протекал в течение многих сотен лет и теперь заключен в этой твари? – слабо поинтересовался Стас. Эго не особо заботил этот вопрос.
— Сейчас, сейчас Вы все увидите. Хочу еще взглянуть на Протосса.

Самир обошел капсулу и остановился перед стеклом с Протоссом. Он был наг, если не считать жалкой набедренной повязки, и неимоверно худ; впрочем, Стас так же не разбирался в физиологии Протоссов, и поэтому не брался судить развитие этого существа. Как и Зерг, Протосс не спускал взгляда с Самира, словно бы стараясь загипнотизировать его. Но на какое-то мгновения Стас сумел различить, что бездумные глаза Зерга полны лишь животной агрессии, а глаза Протосса – мудростью и безразличием…

— Этот экземпляр был добыт в ходе захвата одного из лагерей Протоссов первой луне Сайкинеона… — задумчиво произнес Самир, после минуты молчания, — Неплохо было бы узнать, кто ими командовал…
— Зачем Вам это?
— Каждое племя Протоссов так или иначе обладало разными характеристиками владения военным делом. А это очень важно. А теперь смотрите внимательно, Станислав. Не пропустите ни малейшей детали – повтора вы уже не увидите нигде и никогда.

С этими словами Самир быстро поднялся по лестнице к пульту, начав с ним манипуляции. До Стаса доносился лишь дробный стук пальцев по клавишам, треск тумблеров и регуляторов.

Стас услышал тихое, нарастающее гудение; он понял, что включилось или питание платформы, или что-то еще, но было ясно, что эксперимент сейчас начнется. Он не удержался и сделал шаг назад.

Самир уже спускался вниз по лестнице, по которой он и забрался наверх. Спрыгнув вниз, он говорил, заглушая мягкое гудение, от которого, казалось, начинают вибрировать внутренности и ныть зубы…

— …Эти Протосс и Зерг находятся здесь уже двое суток. Специальные канальные соединения в их ментальных сплетениях уже претерпели значительную метаморфозу. Возможно, это покажется странным, но мы вызываем плотную и крепкую зависимость между этими существами. Мы готовим их к тому, чтобы они уже свыклись быть одним целым. Их содержание – это единая чудовищная картина переплетающихся порывов, инстинктов и ощущений. Теперь пришло время изменить их форму – и этот эксперимент будет закончен…

Гудение переросло в рокот, и теперь агрегат начал функционировать; Стас не знал, что происходит, но он понял именно это. Биопреобразователь начал работать…

Стас не сразу понял, что происходит; в какой-то момент он прост увидел, что капсулы-полусферы, где раньше были Зерг и Протосс залиты нестерпимо ярким белым свечением. Фигур существ не было видно; все терялось в пылающем мареве. Очевидно, что бронированные капсулы имели затемняющие фотоэлементы в своей структуре. Стасу казалось, что совсем рядом полыхают два белых солнца, но их свет нисколько не слепил.

Стас сглотнул и невольно сделал шаг назад.

Самир спокойно стоял рядом, сложив руки на груди и холодно глядя на капсулы, ожидая завершения процесса…

Рокот перерос в оглушительный грохот; два свечения полыхнули неимоверно ярко. Стасу показалось, что еще секунда – и грянет взрыв, но ничего не произошло. Два свечения, вспыхнув, погасли, переродившись в одно яркое белое марево, которое теперь полыхало под главным колпаком биопреобразователя…

Стас увидел, как толстая игла установки выстрелила белым лучом в этот материальный сгусток энергии; и снова вспышка, которая была последней…

— Готово, — негромко произнес Самир, удовлетворенно кивая, и делая шаги вперед.

Стас посмотрел туда, где за толстыми стеклами-экранами теперь стоялось совершенно иное существо.

То, что он увидел, показалось ему частью какого-то чудовищного представления – смешного до коликов, и страшного до панического ужаса одновременно. Стас не знал, что ему делать; засмеяться, как последнему дегенерату, или же взвыть от подкатившего ужаса и тоски. Он уловил лишь, как дрожат его колени, и вместе с этим он чувствовал, что не в силах двинуться с места.

Протосс и Зерг. Два существа действительно соединились в единое целое. Сверху – Протосс по пояс, ниже – гибкий мясистый хвост темно-коричневого цвета, какой был у создания Зерга…

Гибрид чувствовал себя совершенно неуверенно; чудовище шевелилось, вздрагивало, мотало головой Протосса, конвульсивно вздрагивая и время от времени дрожа, словно бы от холода.

Дюран произнес:
— Протозерг. Это одна из самых распространенных его форм – Протогидр, но существует и множество других. Пока их относительно мало… но это только пока. Нам удалось поставить производство подобных существ на конвейер, и мы способны производить до сотни подобных гибридов в течении двенадцати часов – не здесь, а в общем числе, учитывая и другие секретные лабораторные комплексы… Я формирую целую армию подобных созданий. То, что Вы видите здесь – это лишь примитивный вариант этих существ, так называемый омега-вид. Это будут всего лишь пешки в огромном соотношении подобных существ, выращенных моими специалистами. Эта армия будет называться Капеллой Ангелов. Именно Капелла начнет передел Вселенной – даже тех ее частей, которые Вам и не виделись, как пилоту-дальнобойщику, конечно же.
— Мне несколько непонятно, как же они будут завоевывать целые миры? Одних Зергов больше в десятки тысяч раз, как бы ни старались Вы и ваши ученые…
— Неужели Вы думаете, что примитивный удар лоб в лоб будет залогом успеха этого шествия? – Дюран усмехнулся, — это тактика безмозглых Зергов. Существа-гибриды имеют в своем наличии пару отличительных черт, которые делают их не просто новой формой жизни, созданной в результате экспериментов… Это будут Совершенные создания, Станислав. Вы понимаете? Это будет Джихад, который в раз решит исход Галактики. Только Высшие существа смогут уцелеть в этом пожаре, который охватит многие районы космоса. Создания, наполняющие Капеллу Ангелов – это и есть такие существа, которым предначертано выжить и дать новую жизнь. Все остальное второстепенно. Что же касается новой тактики… То я не намерен это обсуждать даже с Вами, Станислав. И вообще, с кем либо. Это очень опасно, если кто-нибудь узнает о моем плане атаки Ангелов на миры Зергов…

Стас промолчал. В конце концов, что он должен был сказать?..

Дюран продолжил:
— Даже небольшая свора Протозергов, собравшаяся на орбите одной планеты… Это уже неимоверный потенциал. Каждый Ангел служит генератором пси-течений – я не буду Вам рассказывать детали, для Вас это слишком долго, непонятно, и ненужно… Мне удалось воссоздать новый вид темной пси-энергии. Чем больше свора – тем больше этой энергии. Одного приказа будет достаточно, чтобы эти живые генераторы смогли высвободить ее в окружающее пространство. Знаете, что будет, если в этот момент в окружении своры будет находится флот противника, или же целая планета?
— Боюсь представить…
— Правильно. Значит, Вы в полной мере представляете, какая это сила.
— Зачем Вам все это?
— Причины? Забудьте о них, Вы вряд ли поймете, что заставило меня пустится на это… — Дюран отвернулся.
— Допустим, Вам это удастся. Обитаемые миры землян и Зергов падут. Что дальше? Как Вы будете строить новую жизнь на испепеленных мирах?
— Понимаю, Вас интересует судьба моих соратников, и всех тех, кто работает в этом комплексе, да и многих других секретных объектах, которые находятся под моим началом. Те, кто доживут до этого времени, будут предоставлены сами себе. Честно говоря я даже не представляю, что они будут делать. Скорее всего, они доживут свои дни тихо и спокойно, не опасаясь засыпать каждую ночь, теша себя надеждой, что в этот раз их не нашли их враги. Естественная спокойная смерть – пожалуй, это единственное, о чем они сейчас все мечтают. Что же касается этих существ… Они бесполые, но могут размножаться – процесс созревания плода похож на развитие особей Протоссов. Каждый Ангел наделен интеллектом, и каждый из них воспринимает себя как одно отдельное «я». В то же самое время они не испытывают страха даже за собственную жизнь, подобно Зергам, и они способны воевать лишь усилием собственной воли – телекинез, пирокинез, энергия пси… и еще многое другое, и все это – на высшем уровне. Ангелам не обязательно нужно держать оружие в своих руках – оружие для них, это их мозг и их тело, в первую очередь. Вы понимаете, Станислав? – Дюран взглянул на Стаса, и, вновь переведя взгляд на Протозерга, помолчав, закончил, — Протозерги построят собственную цивилизацию на руинах миров. Тех, которых они не уничтожат, разумеется… Они создадут собственную культуру, социум, собственное правительство, лишенное подкупности, бюрократии, лживости и лицемерия. Их мощь будет несокрушима, а обычные люди – те, которые сейчас под моей опекой – будут для них божествами без излишнего раболепства и богохульства. Я буду лишь время от времени давать им необходимую информацию, чтобы Капелла не сбилась со своего пути развития – и Ангелы будут следовать этим указаниям безукоризненно.
— Мне кажется, что это существо не очень-то понимает, что происходит… Скажу прямо, оно совсем не кажется покорителем Вселенной…
— …Оно не похоже на ангела – скорее наоборот – на исчадие ада и Вы испытываете лишь омерзение к нему и ко мне, как к создателю этого существа, — с усмешкой договорил Дюран, — меня это совсем не трогает, Станислав. Вы – самый первый чужак, который видит Ангела, без посвящения в наш круг. Не удивительно, что Вы воспринимаете все происходящее вокруг как нечто совершенно безумное и неосуществимый бред свихнувшегося ученого в попытке создания высшего существа.

Дюран вновь повернулся к Стасу, вперив в него пристальный изучающий взгляд:
— Возможно, Вам сейчас покажется, что я скажу глупость, но… Вы многое теряете, решив уйти именно сейчас. Через несколько лет в Галактике развернутся события, и многие тогда бы захотели бы быть на вашем месте – в роли наблюдателя перерождения жизни. Вам сейчас трудно понять происходящее здесь – это всего лишь малая толика всего, что удалось мне создать и спланировать…
— Вы сказали глупость, господин Дюран, — отрезал Стас, с затаенным омерзением глядя на существо, спокойно стоящее под колпаком биопреобразователя.
— Как знаете, Станислав. Но как думаю я, для Вас еще не все потеряно…

Стас заскрежетал зубами, покраснев, но Дюран лишь усмехнулся – то ли презрительно, то ли сочувствующе.

Стасу было трудно поверить, что сейчас, где-то глубоко в космосе, где светят две звезды-сестры, вращается огромная пустынная планета с ядовитой атмосфере, на поверхности которой стоит лишь единственное творение рук человеческих – этот комплекс. Сооружение, заселенное непонятными искусственными чудовищами, и где сейчас, на самой высокой башне, в центре этого зала стоят двое человек, один из которых – сам Стас, а второй – грезящий о конце времен талантливый био-конструктор. Эта простая очевидная мысль никак не укладывалась у Стаса в голове – равно как и порождение фантазии этого второго человека, Дюрана, которое сейчас стояло в своей стеклянной клетке, постепенно свыкаясь к совершено новому восприятию условий, в которых оно скоро будет завоевывать Галактику…

— Пожалуй, это все, что я хотел вам сказать и предложить, Станислав, — произнес Самир, поворачиваясь к нему, — теперь я вынужден покинуть этот комплекс. Тот, кто ждет меня, слишком нетерпелив в своем ожидании, и мне нужно поторапливаться. Вы… Знаете, что делать дальше?
— Да, — Стас твердо кивнул, — и спешу Вас уверить, после того, что я здесь увидел и услышал, мне еще больше хочется завершения этой истории. Это… слишком тяжело для восприятия…
— Я понимаю. Что ж, прощайте, Станислав…

Снаружи бушевал ветер; мощь и сила этой незримой, но ощутимой стихии, неподвластной никому, воистину ужасала. Стас даже не подозревал, что ему придется столкнуться с подобным противостоянием. Однако, он уже не мог вернуться назад; с легким кислородным генератором за спиной и дыхательной маской на лице, он шагал вперед, от круглого люка в плоской поверхности одной из крыш комплекса к нависающей громаде одной из башен.

После того, что он узнал, он больше не мог оставаться внутри. Тоска и страх еще тяжелее наваливались на него, и он спешил убраться из комплекса, понимая, что теперь его главной целью будет лишь найти себе новое пристанище. Новое – и последнее…

Было удивительно, как легко дышалось через маску. Стасу даже казалось, что намного легче, чем без нее в обычной атмосфере. Было трудно поверить, что этот чудовищный ветер несет в себе невидимый яд атмосферы Боушра – медленный, но смертельный…

Наконец, Стас достиг громадной стены одной из башен комплекса. Ее ширина и высота была таковой, что Стасу казалось, будто он уперся в вертикальную плоскую стену. Здесь было странное покрытие, по которому он добрался от люка к стене; словно бы десятки прямоугольных ходов, сейчас плотно задраенных, скрывали внутри комплекса всю его мощь и силу. Стас уже не сомневался, что так оно и было…

Он устроился прямо на крыше этого здания, привалившись спиной к уходящей в небо башне, оглядывая через стекло дыхательной маски открывшуюся взгляду картину.

Отсюда были видны двор комплекса, больше напоминавшего гигантскую крепость. Черное озеро на котором покоилась эта конструкция, мощные стены, где были видны далекие фигурки патрульных – Стас не сомневался в том, что его не заметно в сумраке на таком расстоянии на фоне темной башни – и выступы других корпусов и зданий, составляющих основу самого комплекса. Бешено несущиеся в небе тучи иногда открывали обзор двум солнцам, и тогда вниз светили косые желто-красные столбы света, подобно лучам мощных прожекторов…

Стас снял с плеч ремни генератора кислорода, поставив го рядом с собой. Достав из кармана коробок с «элементалью», он подумал о том, что сейчас никто в этой Вселенной, не подозревает о том, что сейчас произойдет здесь, в укромном месте, на отшибе сектора в удаленном мире, на крыше единственного строения людей в этом бесчеловечном месте…

Задержав дыхание, он сдернул с лица маску, и, закрыв глаза, с хрустом раздавил капсулу во рту…

Стас увидел то, что хотел увидеть, полностью окунаясь в свои грезы и растворяя в них свое «я» без остатка. Сожаления не было – было лишь стремление вновь почувствовать томительный плен поиска той, которую он любил даже после ее смерти, и чтобы, в конце концов, найти ее в лабиринте своих иллюзий и воспоминаний, которые сплелись в единый беспорядочный клубок. Ветер продолжал нести свой тяжелый груз бесконечных скоплений свинцово-оранжевых туч, и светила безучастно смотрели вниз, где плоть и кровь человека вновь становились плотным темно-матовым газом, с ярким незабываемым привкусом и запахом меда… на этот раз уже навсегда.

Патруль наемников в темно-коричневых скафандрах спустя несколько часов обнаружил достаточно жутковатую картину: труп человека в комбинезоне пилота-дальнобойщика, и жилете поверх яркой цветастой рубашки, с дорогими платиновыми браслетами на запястьях, возле которого валялся генератор кислорода и маска. Мертвец с закатившимися глазами под веками, сидел прислонившись спиной к стене башни, и едва заметно улыбался мрачным небесам Боушра…

Главное – терпение…

Залог успеха в любом деле. При терпении и определенной степени осторожности и скрытности можно реализовать все то, что он задумал уже много лет назад. Даже такое «безумство» станет реальностью, очень скоро, через определенное время. Главное – дождаться момента этого перелома, когда ситуация начнет переходить под его контроль, и уж тут-то он не прозевает свой момент действия.

Самир пробыл на поверхности этого мирка уже несколько часов, после того момента, когда транспортный корабль из комплекса доставил его сюда. Он уже чувствовал приближение крупного организма Зергов – а это значит, скоро все пойдет так, как намечалось. Намечалось не им – но это только пока…

Здесь бушевала буря – плотные белые облака, кажущиеся раскаленным паром, обволакивали все вокруг, снижая видимость на десяток метров вокруг. Самир не боялся смерти – он знал, что Керриган не бросит его, а это значит что ее Зерг прибудет за ним…

Его фигура в облачении Призрака с картечной винтовкой, замерла на скалистом возвышении. Самир уже давно не шевелился, обдумывая то, что случилось за последний месяц, и то, что случиться очень скоро…

Ему вспомнился тот мелкорослый дальнобойщик, который решил свести счеты с жизнью. Самир еще раз аккуратно взвесил все данные и факты; все ли правильно он рассчитал, пустив чужака в святая святых комплекса, и раскрыв несколько незначимых, но все же тайн того места на Боушре?.. Впрочем, учитывая обстоятельства, Самир быстро успокоился. Он знал, что ошибки быть не может; скорее всего, дальнобойщик уже мертв – если он не закончил начатое самоубийство, то это сделают бойцы Элитной Стражи, которые видели постороннего на запретной территории в башне секции лабораторий…

Далекий приглушенный ветром рев донесся до слуха Самира; посланец Керриган прибыл. Спустя несколько мгновений из мельтешащего белого крошева показались длинные массивные клешни и многочисленные щупальца спускающегося Правителя Зергов…

Этот Зерг должен был доставить Самира к Керриган, которая уже оккупировала орбитальные платформы Чара, готовясь к штурму центральной цитадели землян и порабощенных ими Зергов. Это было правильное решение – иначе Самир выбыл из игры Сары уже давно; Высший Разум – серьезная угроза, которую Керриган недооценивает. Нужно как можно быстрее и эффективнее убрать существо; Керриган по сравнению с Высшим – всего лишь жалкая форма центрального кластера управления Роем…

Через сутки Самир достигнет точки прибытия; он должен успеть в срок, иначе Керриган, заподозрив его в долгом отсутствии, поймет его предательство… Потом она раскроет свой план – зачем же ей Матриарх Темных Храмовников Протосс Расзакал?..

Самир, чье лицо скрывала плотная маска скафандра Призрака, глядя на приближающееся чрево Правителя, ухмылялся; это он, а не кто иной, сумевший объединить все две формы в третью, и с каждым моментом судьба галактики шла к нему в руки…

Молчащее царство звезд скоро огласится пением Капеллы Ангелов, поднявшихся с сотен миров по всему космосу…

Отправить ответ

Please Login to comment