Forsaken

Название фанфика Forsaken
Автор Elmdor
Рейтинг PG
Персонажи Авторские
Посвящение
Предупреждение
От автора Действия данной повести происходят во временном интервале четвертого эпизода игры, т. е. во время вторжения зергов на планету Шакура. Артур Менгс, после уничтожения Конфедерации, продолжает строить свою Империю на родной планете Корхал. Коварная Керигган вынашивает в сознании планы по захвату власти над галактикой. Супермозг зергов предпринимает очередную попытку уничтожения расы протоссов. Темный жрец Зератул и юный предводитель Артанис ведут свою расу в бой с захватчиками. А флот Объединенной Земли тем временем приближается к участку вселенной, в котором разворачиваются действия игры... Повесть не претендует на историческую достоверность, но и не противоречит сюжету игры, это моя личная интерпретация недосказанностей сюжетной линии.
Аннотация

«We lived our lives in our paradise,
As gods we shaped the world around.
No borderlines we’d stay behind,
Though balance is something fragile»

(c) Within Temptation, «Forsaken»

ПРОЛОГ

Система Спарн. Крейсер Империи «Темный».

Где-то. Когда-то.

Воспоминания… вновь и вновь они не давали мне покоя, периодически устраивая мне бессонные ночи. Почему я поступил именно так? Какие цели я преследовал, когда шел в бой той коварной ночью? Ради чего я променял свою прошлую жизнь на ту, что я имею теперь? Богатство? Признание? Жажда ощутить себя сильнее, хитрее и умнее других?

…глупые стремления глупых людей, среди которых в то время был и я. Коварный, временами безжалостный, наемник, главной радостью которого являются деньги… Почему я выбрал именно эту судьбу? Что не давало мне жить как все? Зарабатывать деньги честным трудом, жить на какой-нибудь вечно зеленой планете, жители которой знают о войне лишь понаслышке, иметь семью, детей и наслаждаться заблуждением, что жизнь прекрасна… Увы, тогда я выбрал путь хитрости и убийств, не зная, к чему это меня приведет. О подобных последствиях я не мог и подумать. Смешно, но я даже достиг одной из своих глупых целей — мне посчастливилось обрести ту силу, хитрость и смертоносность о которой мечтал… Но какой ценой? Ценой утраченной воли… Жаль, что зачастую мы способны увидеть себя со стороны лишь по прошествии многих лет.

Я встал с койки и подошел к умывальнику. Холодная вода, которой я оросил лицо, не принесла никакого эффекта, мой разум продолжал бредить. Бессонница, продолжавшаяся уже более сотни часов, сжигала мой мозг, постоянно подкидывая в него очередной поток мыслей, не давая ему угаснуть и обрести покой, хотя бы временный. Как говорили ученые, создававшие Проект, это результат чрезмерной разгонки психики, проявлявшийся у многих из нас. Привыкнув к сильным нагрузкам, мозг уже не всегда мог отключаться в моменты усталости, он продолжал работать, медленно, но верно саморазрушаясь.

Подняв глаза, я взглянул на себя в зеркало. Уставшие от бодрствования глаза, которые я увидел в отражении, все еще излучали тот обжигающий холод, из-за которого даже опытные солдаты не осмеливались смотреть нам в глаза — пси-энергия, мой дар и мое проклятие, не угасала в моем организме. Во внешности того человека, что сейчас смотрел на меня, все еще различались черты наемника, носившего имя Фрост. Тот самый Фрост, на которого Гражданская Академия возлагала свои надежды, пророчествуя ему карьеру компьютерного гения… Что пошло не так? Почему, спустя всего несколько лет, за голову этого человека правительство назначило огромную награду? Удачливый убийца и талантливый хакер — его наиболее точная характеристика. Даже среди федералов о нем ходили легенды… А потом Фрост просто исчез, и его имя было предано забвенью. И лишь двое человек знали, что случилось на самом деле — я и тот, кто не оставил мне выбора. Той ночью это имя навсегда перестало быть моим.

…Воспоминания продолжали теребить мой мозг…

…После моего поражения было то, что невозможно забыть. Сколько не старались специалисты Конфедерации изъять и уничтожить эти воспоминания из моего мозга, я помнил каждый день тренировок до мельчайших подробностей. Хотя… это с трудом можно было назвать «тренировкой». Больше это походило на пытку. Эти ужасные ощущения, когда твою психику пытаются разделить на мельчайшие составляющие и после собрать воедино так, как нужно ИМ… Ты перестаешь узнавать сам себя, с каждым днем существования твой разум все больше отделяется от тела. Мысли, чувства — ты вынужден взять их под контроль, ведь ты понимаешь, что иной альтернативы просто нет…

Ты становишься Призраком…

Это оседает в памяти навеки. И после того, как этот рубеж пройден, ты уже перестаешь быть человеком в обычном понимании этого слова. Тебе становится возможным то, что недоступно простым солдатам. Разум уже не ограничен телесной оболочкой — ты можешь свободно использовать телепатию и телекинез. Мыслеречь — твой новый способ общения. Твое тело — уже не только плоть, но и множество имплантантов, пронизывающих ее. Амуниция, которую ты используешь — это вершина знаний и умений лучших ученых человечества… Тебя боятся и уважают все, и лишь твои собратья, таких же совершенные убийцы, как и ты сам, остаются тебе ровней. Последняя линия обороны, правая рука правительства… однако, как бы нас не называли, мы — всего лишь оружие в чьих-то могущественных руках, впрочем, как и все остальные люди, волею судьбы ставшие солдатами…

…Несмотря на системы вентиляции, обеспечивающие идеальный для организма климат в помещении, сейчас мне было очень душно. Дыхание учащалось и кровь била по вискам с бешеной скоростью. Подойдя к панели управления, я выставил минимальную допустимую температуру воздуха в каюте, равную 253-м градусам по Кельвину. Еще несколько нажатий клавиш и датчик насыщения воздуха кислородом застыл на максимальной отметке. Я отошел от панели и сел в кресло — его поверхность мигом сменила очертания, моментально подстраиваясь под мое тело. Подумав еще немного, я открыл панель на левом наруче. Это устройство, получившее среди призраков прозвище «вампир», отвечало за медицинское состояние владельца, позволяя вбрасывать в кровь огромное множество различных препаратов, начиная от средства от мигрени и заканчивая мощнейшими психическими и физическими стимуляторами. «Вампир» мог работать даже в автоматическом режиме, что делало его незаменимым в критических ситуациях. Сейчас он находился в режиме ручного управления. Я сделал очередную инъекцию снотворного, заранее зная, что она не поможет, и закрыл глаза… Приглушенный свет фотонных ламп, исходивший, казалось, отовсюду, довершал великолепную картину безумства…

…Фрагменты, воспроизводимые моим мозгом, тем временем, сменяли очертания… На этот раз моя злая память решила показать мне то множество боев, из которых я, несмотря ни на что, вышел победителем…

…Почти всегда Конфедерация воевала против людей, оказавшихся по той или иной причине по другую сторону баррикад. Чаще всего, это была война с теми, кто посмел перечить варварским законам конфедератов. Пуская в ход армию, правительство всегда прикрывалось высокопарными речами о «предателях человечества», на самом деле желая лишь одного — урвать побольше ценных ресурсов. И очень часто, когда даже речи «о войне во имя светлого будущего» не могли звучать убедительно, наставал наш черед действовать… и тем больнее было идти в бой, зная, что правда не на твоей стороне, если в войнах последних лет вообще можно было использовать этот термин. Пожалуй, если бы в нас все еще жила совесть, некоторые из нас сошли бы с ума…

Как говорили нам инструкторы, «выполняя приказ, ты не должен задумываться о последствиях, о них должно думать начальство». Начальство… неужели эта кучка меркантильных и жадных людей и есть главная надежда человечества на светлое будущее? Увы… И так было практически во все времена. Бесконечные войны за территорию и стремление обогатиться любой ценой — главные черты людей, которым дарована власть. Но все же, каким-то чудом, человечество смогло дожить до сегодняшних дней.

…А потом было поражение Конфедерации от армий Менгса и Рейнора, за которым последовало мое пленение… и еще одно предложение, от которого я не мог отказаться, ибо альтернативой была смерть… И все началось по новой, с той лишь разницей, что теперь у меня было другое руководство… Очередной замкнутый круг.

…Похоже, сознание все-таки достигло критической точки — воспоминания начали понемногу отступать. …Холод, окутавший каюту, казалось, начинал возвращать меня в реальность. Блеклые образы прошлого расступались, вновь освобождая зрение для созерцания реальности. «Вампир» предательски издавал сигналы, символизирующие об опасности для организма. Взглянув на дисплей, я увидел сообщение: «переохлаждение организма — рекомендуется инъекция антифриза». Вещество, называемое антифризом, было способно поддерживать жизнь человека при температуре около 200 градусов по Кельвину до нескольких часов, даже при отсутствии термозащиты. Я нажал кнопку отмены — в данный момент холод отрезвлял меня, а не убивал… Но насладиться этим я не успел. Постепенно, вместе с усталостью, прорываясь сквозь шквал хаотичных мыслей, в мозг начал проникать еще один, до боли знакомый и от того еще более противный, звуковой сигнал. Сработало встроенное в «вампира» устройство для связи со штабом. На экране высвечивалась надпись: «Быть в зале для брифингов через 10 минут».

Мне оставалось только усмехнуться — для нас намечалось очередное задание… Империя вновь нуждалась в нашей помощи, как бы пафосно это не звучало…

ГЛАВА 1

Система Спарн. Орбита планеты Молар. Крейсер Империи «Темный».

Зал для проведения брифингов

4 часа 17 минут местного времени

(время оборота планеты вокруг своей оси — 14 земных часов)

Войдя в зал для брифингов, я заметил, что весь наш отряд, гордо именовавшийся «Имперский Отряд Особого Назначения Четыре Три», а в миру просто «Гамма», был уже на месте — все пятеро его членов уже заняли места за круглым столом, предназначенным для совещаний, и ждали меня. Стив, Марко, Рэнд, Нова и Макс… с каждым из них я провел не один бой, а большинство, за исключением Рэнда и Новы, были моими боевыми товарищами еще во время службы в Конфедерации.

Помещение, довольно просторное по космическим меркам, было увешано множеством мониторов, на каждом из которых сейчас красовалось лицо лейтенанта Лэнса, нашего непосредственного начальника. Он тоже являлся призраком, но участвовавшим в бойнях замечен не был. И, естественно, мы все его недолюбливали, впрочем, как и любой солдат ненавидит свое начальство, которое лишь отдает приказы.

— Кроу, ты как всегда опаздываешь, — сказала Нова удовлетворенно.

Да, это создание никогда не упускало возможности указать другим на их ошибки. И не смотря на то, что она участвовала с нами всего в нескольких миссиях, она уже успела всех изрядно достать. Ее длинные светлые волосы и обманчиво чарующие голубые глаза привлекали к себе мужчин стаями, но как только они узнавали, что это внешне очаровательное существо — призрак, все мигом куда-то исчезали. Счастливые… они, по крайней мере, не сталкивались с ее характером. Но, хотя Нова и являлась относительным новичком и первоклассной стервой, она с лихвой компенсировала все это своими способностями управлять психоэнергией — в навыках телекинеза ей уступал даже Марко.

— И почему я не сомневался, что ты скажешь это? — ответил я и осмотрел всех присутствующих. Да уж, спалось им явно лучше, чем мне… ни красных глаз, ни бледных лиц… им бы стоило позавидовать.
— Опять бессонница? — осведомился Макс, наш главный специалист по электронике. Гений своего дела, при наличии деталей он мог собрать все что угодно, начиная с игрушечных роботов и заканчивая многоствольными плазменными пулеметами. Однажды, возомнив себя медиком, он даже попытался модифицировать имплантанты, расположенные в его теле, правда, после этого его чуть не отправили в похоронной капсуле в последний путь — не все сработало так, как он хотел. К счастью, его удалось откачать.

Я молча кивнул и занял свое место.

— Отлично, как я вижу, все в сборе, можно начинать — сказал Лэнс с экранов мониторов. Сегодня он даже не удосужился лично присутствовать в этой комнате.

В центре стола появилась голограмма планеты над поверхностью которой мы находились в данный момент.

— Итак, сегодня вам будет необходимо спуститься на поверхность планеты Молар. Данные о планете вы можете видеть на мониторах…

Изображение Лэнса на несколько секунд угасло, и на его месте появилась таблица основных характеристик планет. Так… минимальная температура — 165 градусов по Кельвину, максимальная — 502. Мда, ничего хорошего… Время оборота вокруг оси — 14 часов… еще хуже. Костюмы призраков, в отличие от скафандров боевой пехоты, не выдерживали таких температур, точнее не могли обеспечивать безопасность их владельцам в подобных ситуациях. Это была плата, одна из многих, за их сверхлегкость — все же амуниция десантников была тяжелее нашей почти в 7 раз.

— Ну просто рай на земле! — заметил Марко, — кому какая смерть больше нравится, от холода или от жары?

Марко являлся формальным и духовным лидером «Гаммы». Фактически, он был одним из первых призраков, созданных Конфедерацией, более 6 лет назад и по количеству выполненных миссий превосходил самых опытных из нас как минимум вдвое — легендарная личность даже среди призраков. И, несмотря на то, что его возраст давно перевалил за 40 лет, он мог дать фору в ловкости и меткости любому из нас…

Я продолжал просматривать таблицу… атмосфера в основном состояла из углерода, содержание кислорода — менее 3 процентов… вода на поверхности отсутствует… очень низкая влажность… Да уж системам жизнеобеспечения придется поработать на полную. Но была в таблице и одна графа, которая меня порадовала — низкая гравитация. Ускорение свободного падения менее 3 м/с. Более чем достаточно, чтобы не заботится о скованности движений.

На экране вновь появился Лэнс.

— Как вы видите, планета эта, мягко говоря, проблемная. Целью миссии является база повстанцев, точнее их главный компьютер. Нам необходимы все данные, хранящиеся у него в памяти. После их получения база будет уничтожена ядерной ракетой… по вашей наводке, естественно.

Так заканчивалось больше половины наших миссий… взрывом по наводке. Идеальное решение проблемы заметания следов. Голограмма сменила очертания. Теперь на ней отображался трехмерный ландшафт с моделями зданий на нем. Шесть бункеров, четыре ПВО, казарма, склады, командный центр и три лаборатории с пристройками… странно. База меньше всего походила на повстанческую — не было ни завода, ни аэродрома, а количество лабораторий явно указывало на то, что база была исследовательской и уж никак не военной.

— Повстанцы? А кто именно? Люди Рейнора? Взбунтовавшаяся колония? — спросил Стив

Стив являлся, в общем-то, рядовым бойцом — никаких особых талантов в бою или психоконтроле за ним замечено не было — но был при этом первоклассным пилотом. В списке техники, которой он мог управлять, значились даже голиаф и научный корабль. Где он научился этому, Стив предпочитал умалчивать — скорее всего, его прошлое не сильно отличалось от моего…

— Эта информация не является важной для вас, — холодно ответил Лэнс — далее… по нашим данным, в последние несколько часов был зафиксирован всплеск активности обороны базы — видимо, каким-то образом им удалось засечь наше приближение.
— Но ведь за все время существования «Темного», обнаружить его до начала атаки удавалось лишь считанное количество раз, и то, только протоссам — заметил Рэнд

…О Рэнде нам было известно не так уж и много — он, как и Нова, был относительно новым членом в нашем отряде. Рэнд не отличался особой общительностью, и найти общий язык с ним удалось лишь Нове — как оказалось, до попадания в отряд «Гамма» они служили вместе. Единственное что мы знали о нем наверняка — он был специалистом по взрывчатке. Причем «специалист» — это мягко сказано, скорее уж «пироманьяк». Но его навыки сапера были намного более востребованы, чем навыки подрывника — мы уже успели в этом убедиться.

— Все бывает в первый раз, — философски заметил лейтенант, — в связи с этим вам в помощь будет выделен танковый отряд «Браво» в качестве прикрытия при высадке. Его цель — отвлечь внимание врага. Вы высадитесь с севера, «Браво» — с юга. В результате у вас должно оказаться достаточно времени на нейтрализацию радаров, прежде чем враг попытается вас атаковать. Также большую опасность представляет станция слежения. Если ее не уничтожить, у врага будет шанс обнаружить и заглушить наводящий маяк.
— А что насчет «живой силы» врага? С чем нам предстоит столкнуться? — спросил я. Никогда не стоило недооценивать врага, мы ведь далеко не боги.
— Защитников не так уж и много. Помимо трех танков, расположившихся по периметру, из техники мы зафиксировали два голиафа и три байка. Также на базе располагается около двух десятков десантников и примерно столько же штатских, огнеметчиков нами замечено не было.
— Выглядит довольно просто. Потери среди гражданских, как я понимаю роли не играют? — осведомился Марко
— Именно. Так или иначе, база будет накрыта взрывом. И еще, из-за температурного режима на планете, оптимальное время для высадки — с 5:10 до 8:50. Высадитесь раньше — умрете от обморожения, эвакуируетесь позже — умрете от перегрева. На этом свою часть брифинга считаю оконченной. С этого момента отряд «Браво» поступает в ваше распоряжение. Удачи.

Мониторы погасли, и воцарилась тишина. Голограмма в центре стола ждала дальнейших указаний на модификацию…

—Ну что ж, давайте обсуждать детали, — сказал Марко

***

Выйдя из зала для брифингов, я, вопреки своим обычаям, направился сразу в оружейную. Детали операции были обговорены, и теперь у каждого из нас было более двух часов на приготовление к высадке.

Для каждого из нас приготовление к миссии означало абсолютно разные вещи. Рэнд, например, с присущим ему упорством, обычно копался со взрывчаткой, оптимально, по его мнению, подбирая различные типы гранат, детонаторов, зарядов, картечи и еще хрен знает чего. Пригождалось это, кстати, крайне редко — взрывать что-либо было не в наших правилах — слишком много шума. Хотя… после одной из наших недавних миссий, от военной базы противника остались одни руины. Причем виной этого был именно наш пиротехник-отморозок, а не пресловутая ядерная боеголовка…

Стив же перед каждой миссией шел в тренажерный зал и запускал программы пилотирования различной техники, обычно на максимальной сложности. Он говорил, что это успокаивает нервы. Не знаю, не знаю… у меня после десяти минут, проведенных в костюме-тренажере с теми же настройками, что и у Стива, начинали трястись руки. Уж в недостаточной реалистичности это изобретение нельзя было упрекнуть — чудо техники позволяло сымитировать абсолютно любую ситуацию для любого типа войск… В общем, я не сомневался, что у каждого из пятерых шло обычное для таких ситуаций времяпрепровождение.

Зайдя в оружейную, я, в очередной раз, надел мой персональный боевой костюм. Это творение воистину было гениальным и почти по всем параметрам обгоняло стандартный боевой скафандр пехоты. Необычайная легкость ничуть не снижала прочности — в наших костюмах использовалась принципиально иная технология. Если броня десантников состояла из довольно толстых и сверхпрочных титановых пластин, то броня призраков больше походила на протоссовские щиты: тонкая энергетическая оболочка, окутывавшая ее, позволяла частично рассеивать кинетическую энергию пуль и осколков, тем самым сильно замедляя их. С плазменным оружием оболочка справлялась чуть хуже. Но были у нашей амуниции и недостатки. Например, прямое попадание танкового снаряда было для нас, в отличие от десантников, стопроцентно летальным — костюм не мог выдержать такой удар, и его просто сминало вместе с его обладателем. Опять таки, он не давал необходимой защиты в рукопашной, но именно благодаря тому, что боевой костюм абсолютно не сковывал движения, у призраков в подобных боях было намного больше шансов выжить, чем у малоподвижных десантников.

— Перейти на ментальное управление, — произнес я. В этот момент призрак и его снаряжение становились единым целым. У меня перед глазами, мигом всплыли показания всех встроенных датчиков. Информация появлялась не на дисплее — его здесь вообще не было, лишь прибор ночного и инфракрасного видения — а шла напрямую к глазным нервам. Я знал: то, что я вижу сейчас, не существует — это всего лишь галлюцинации, любезно предоставляемые мне костюмом. Теперь все общение между ним и мною осуществлялось лишь с помощью мыслей. Я пробежался взглядом по показаниям и убедился, что все в норме. По моему ментальному приказу датчики перешли в фоновый режим, доступными для моего взора я оставил датчики целостности брони, температуры, энергии генератора и счетчик патронов, на котором в данный момент высвечивалась надпись «оружие отсутствует».

Проделав это, я подсоединил к костюму два дополнительных наруча, предназначенных для ближнего боя. В каждый из них было встроено по прототипу псионического лезвия — оружия, которое использовали протоссовские зилоты. Конечно, то, что удалось скопировать людям, обладало меньшей мощностью, чем оригинал, но зергов лезвия рубили без всяких усилий, как впрочем, и штатную броню землян. Кроме того, на каждом из наручей имелось по одному слоту для дополнительного оборудования, которое каждый призрак мог выбирать индивидуально. В моем случае это был раскладной плазменный щит на левой руке и три так называемых «самострела» на правой — это было, пожалуй, единственное устройство в костюме, которое могло работать при разряженном генераторе.

Проверив «вампира» на наличие стимуляторов, я взял свою винтовку «С-10» и вышел из помещения — больше мне здесь нечего было делать.

До высадки было еще более полутора часов, когда я вступил на борт «Сталкера», нашего десантного корабля. Созданный по той же технологии, что и наши костюмы, он в любой момент мог стать невидимым для обычного взора, а его высокая скорость и маневренность позволяла удрать от кого угодно, разве что за исключением протоссовского скаута. Оснащен оружием «Сталкер» к сожалению не был. Корабль был пуст, энергоснабжение отключено. Еще раз проверив свою амуницию, я откинулся на спинку кресла и мысленной командой закрыл дверь. Тишина. Спокойствие. Темнота.

…и столь желанный сон.

ИНТЕРЛЮДИЯ 1

Время и местоположение неизвестно

Безымянная пустынная планета, затерянная среди тысяч солнечных систем. Идеальное убежище. Ее нет ни на одной из звездных карт землян. О ней не знает Супермозг зергов. Даже разведывательные корабли протоссов не залетали в этот район бескрайнего вселенского пространства… Одинокий силуэт, прилетевший на эту планету не так давно, сразу понял, что он, наконец, нашел то, что ему необходимо…

Одинокое здание непонятной конструкции, расположенное на вершине скалы, возвышалось над окружающими просторами подобно храму. Лишь одно существо знало о его существовании, и оно сейчас располагалось внутри этой безмятежной цитадели, выстроенной задолго до появления ее нового хозяина.

Безмятежность… как долго она царила здесь? Никто не мог дать точного ответа. Время, казалось, замедляло свой бег на этой окраине всего сущего. Ветра не дули в этом месте, землетрясения не разрушали почву, а свет далеких звезд не испепелял поверхность. Да, так называемый храм был создан, чтобы существовать до конца жизни вселенной, ведь ничто не бывает вечным…

Но сигнал, прорвавшийся из глубин космоса несколько минут назад, прервал эту идиллию. Одинокий силуэт, которому он был адресован, понимал, что сегодня от его действий зависело очень многое. Он знал, что мудрость этой планеты не должна попасть в чьи-либо руки…

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz