Forsaken

ГЛАВА 2

Система Спарн. Планета Молар.

База повстанцев.

7 часов 11 минут местного времени

(время оборота планеты вокруг своей оси — 14 земных часов)

— Девяносто секунд до высадки, — послышался из кабины пилота женский голос.
— Отлично. Отряд, готовность номер один — отчеканил Марко стальным голосом.

Все стали повторять уже привычную процедуру. Опустить защитный экран на шлеме. Запустить герметизацию костюма. Активировать системы жизнеобеспечения и термоконтроля. Снять оружие с предохранителя. Запустить счетчики патронов. Вывести на обзор цифровой прицел оружия, показывающий, куда направлено дуло винтовки. Все это мы проделывали не один десяток раз.

«Сталкера» нешуточно трясло при входе в атмосферу — эта планета, ко всему прочему, предпочитала встречать гостей шквальными ветрами. Кроме того, перед самым отлетом, по последним сведениям разведки, снаружи разыгралась нешуточная песчаная буря. Садиться в таких условиях кораблям обычно приходилось практически вслепую.

— Контакт с противником, — донеслось в общем эфире.

Отлично, значит отряд «Браво» вступил в бой. Теперь очень важно, чтобы противник бросил в тот сектор как можно больше сил, иначе мы можем просто не успеть дезактивировать радары — наша смерть наступит раньше. Четыре противовоздушных турели и станция слежения… довольно большое количество целей для того промежутка времени, что мы будем в безопасности. И если радары ПВО можно вывести из строя изоляционными снарядами, то станцию придется взрывать.

— Минута до высадки

Все сидели молча в напряжении. Все что должно было быть сказанным, уже давно друг другу сказали. План атаки продуман, а роли в ней распределены. Теперь оставалось только ждать… и надеяться, что наши танкисты не подведут, а наш корабль успешно приземлится, а не рухнет грудой металлолома. В такие моменты секунды кажутся минутами, а минуты — часами.

— Черт… «Гамма», похоже, они клюнули. Их бронетехника меняет местоположение

Мда… Похоже, он был не очень то этому рад, в отличие от нас. Да уж, никто не хотел подставлять свою задницу ради других. Но таков закон войны. Вскоре по рации начали раздаваться звуки артиллеристских залпов и груда матов. Понеслось…

Сознание каждого из нас сейчас было обращено в радиоэфир и пыталось понять, что сейчас происходило там, на поверхности планеты. Эфир вновь обрел человеческий голос, когда до высадки оставалось порядка двадцати секунд.

— «Гамма», мы отступаем. Враг потерял два голиафа, все три танка, к сожалению, на ходу.
— Ваши потери? — донесся голос координатора, располагавшегося в данный момент на «Темном»
— Среди пилотов потерь нет. Один танк выведен из строя, мы были вынуждены его бросить, два все еще на ходу.
— Отступайте к сектору эвакуации, вас уже ждет корабль.
— Вас понял, — ответил капитан, и неожиданно добавил, — «Гамма», удачи вам!
— Спасибо, — Марко, наконец, подал в эфире признаки жизни.

Ну, вот и все. Теперь все зависело только от нас…

Сильный удар о землю, сопровождавший момент касания кораблем почвы, сигнализировал о начале операции. Мгновенье спустя задняя стенка корабля откинулась, создав, таким образом, платформу для спуска, и поток ветра вперемешку с песком хлынул внутрь корабля, омывая ставшие невидимыми силуэты его пассажиров.

— Рэнд, Кроу — к станции слежения, живо! Стив, Макс, Нова, за мной! — прохрипел Марко по командной рации, — Кроу, ты за главного.
— Вас понял, — ответил я на автомате и мысленно активировал дополнительный канал в эфире для нашей боевой двойки.
— Встречаемся после того, как уничтожим все радиолокационное оборудование, — сказал Марко, и отсоединился от общего канала. То, что он говорил Стиву и Нове, я уже не слышал.
— За мной! — крикнул я и побежал в сторону базы — времени было в обрез.

«Сталкер» уже набирал высоту, поднимая в воздух столбы песка, делавшего видимость вокруг нас практически нулевой. Я запустил секундомер в качестве ориентира по времени и сделал запрос на местоположение станции слежения. Перед глазами моментально всплыл целеуказатель и расстояние до цели. 180 метров. Достаточно близко.

— Ну что, Кроу, разнесем эту станцию к чертовой матери? А может заодно и полбазы в придачу? — на поле боя на формальности всем было плевать.
— Полбазы — это в другой раз, например, когда на «Темном» ядерные ракеты кончатся, — ответил я на ходу.
— Чувствую, долго мне придется этого ждать!

Мы пронеслись совсем рядом бункером, являвшимся частью первой линии обороны — база не подавала признаков жизни. Похоже, большая часть пехоты сейчас просто страдала ерундой, не зная о грозящей опасности.

Но, спустя всего несколько секунд мне вдогонку была пущена пулеметная очередь, к счастью не достигшая цели, и перед взором предательски вспыхнула надпись «обнаружен». Похоже, радары нас уже засекли. Хреново. Если десантники, даже зная о нашем существовании, могли видеть лишь наши очертания среди взмывшего в воздух песка, то танки могли стрелять и в слепую по целям, которые подсвечивал им радар. Я тут же приказал костюму вывести на обзор карту расположения вражеской техники — она строилась на основе информации, получаемой костюмом автоматически при сканировании окружающей местности, обмене данными с остальными призраками в отряде и орбитальными системами слежения «Темного». То, что я увидел, меня не сильно обрадовало — похоже один из танков все же не участвовал в бою с «Бетой» и сейчас наша двойка была как раз на границе его дальности стрельбы. База оказалась не так беззащитна, как я предполагал. Еще три танка, с которыми сражался отряд прикрытия, сейчас дезактивировали «режим осады». Да, похоже, разведка на «Темном» немного просчиталась.

— Проклятье! Рэнд, беги к станции, я задержусь, — приказал я, остановившись, — и будь готов задействовать сервоприводы, возможно, сегодня нам придется попрыгать.
— Есть

«Задержу»… легко сказать. В одиночку, посреди вражеской базы. Что ж, оставалось лишь надеяться на совершенство наших технологий. Я взял «С-10» на перевес и нажал на кнопку «блокирующей трансформации». По моему приказу приклад винтовки начал менять форму и спустя секунду уже плотно облегал запястье — оружие намертво соединилось с энергоразъемами костюма, готовясь использовать энергию его генератора. Настало время задействовать изоляционные заряды. Этот тип вооружения представлял собой небольшой металлический цилиндр с обтекаемым наконечником, предназначенный для накапливания электрического заряда, получаемого от боевого костюма. После соприкосновения с металлическими объектами, этот заряд чудовищной мощности вырывался наружу, разрушая всю электронику. Это оказывало влияние даже на технику протоссов. Накопители энергии, как впрочем, и штатные картечные пули для «С-10» выпускались с помощью системы электромагнитов, разгонявших их до скорости около 500 м/с. Эта система значительно увеличивала вместимость обойм, т. к. в отличие от огнестрельного оружия, магнитные выстрелы не требовали гильз, что было особенно актуально для немалых по размеру боеприпасов, которые использовали призраки. В десанте эта система не получила распространения — при автоматическом режиме стрельбы батарея, обеспечивающая активацию электромагнитов садилась слишком быстро. Пехота использовала стандартные двухмиллиметровые урановые патроны.

Я направил оружие в ту сторону, в которой, судя по показаниям костюма, располагался танк. Чертов песок сильно ограничивал видимость, и я не сомневался, что на систему захвата цели он действовал не лучше. Бронетехнику врага не было видно обычным взором. Я включил термальное зрение — ничего. Использовать сонары вообще не имело смысла — слишком много посторонних шумов. Актуальным оставался только датчик радиопомех — танк получал сведения со станции слежения, а эта система вполне могла отследить узлы приема-передачи сигнала. Мне повезло — костюму удалось найти искомый узел. То, что это был танк не вызывало сомнения — в этом направлении не располагалось никаких иных объектов. Я приказал взять источник сигнала в захват, и он моментально сменил очертания на боевую цель. Костюм автоматически подсчитал воздействие ветра и вывел перекрестие, по которому необходимо было произвести выстрел, чтобы попасть по объекту. Не раздумывая, я направил на него цифровой прицел оружия и спустил курок. Через секунду датчик радиопомех потерял свою цель — она была выведена из строя.

— Рэнд, как дела? — спросил я у напарника.
— Сорок метров до станции

Я бросился вдогонку. Секундомер показывал значение «30 секунд». Интересно, что сейчас происходило в другой части базы?

— Минус два! — раздался в эфире голос Марко, — у вас кто-нибудь обнаружен?
— Оба, — ответил я.
— Держитесь, времени еще предостаточно, — сказал Марко и отрубился.
— Визуальный контакт — послышался голос Рэнда

Не сбавляя ходу, я отдал приказ показать мне обзор со встроенной в костюм напарника камеры. Эта система, введенная в обиход призраков совсем недавно, успела полюбиться всем без исключения. Она предоставляла каждому члену отряда возможность видеть глазами своих боевых товарищей, при этом не мешая использовать свои собственные — размеры принимаемого изображения можно было как угодно варьировать по размеру и размещаться, а точнее создавать видимость размещения, на различном расстоянии от глаз. Теперь я знал, что сейчас творит наш пиротехник в мельчайших подробностях.

Как оказалось, станцию слежения охраняли два десантника. Незаметно подобравшись к первому из них вплотную, Рэнд приставил кулак к его затылку и выпустил псионическое лезвие. Поток энергии проник сквозь защиту без малейших усилий. Смерть была мгновенной. И, пока мертвое тело только начинало оседать на песчаную почву, Рэнд произвел единственный, но смертельный, выстрел картечной пулей по второму пехотинцу.

Эти пули являлись произведением военного искусства. Не долетая до цели, двадцатимиллиметровые боеприпасы разрывались на множество острых алмазных осколков в непосредственной близости перед врагом. Пехотную броню людей и протоссов эти осколки прошивали насквозь, зергов же просто разрывало на части. Фактически, эти пули являлись единым целым с оружием — при нажатии на курок в те сотые доли секунды, которые проходили перед выстрелом, «С-10» успевала оценить расстояние до цели, и задать пуле нужное время до взрыва, что позволяло стрелять на большие расстояния. Этот тип боеприпасов гарантировал живой силе врага практически стопроцентный летальный исход, хотя при очень близком расстоянии до цели та же участь могла постичь и неудачливого стрелка.

— Сектор чист — сказал Рэнд
— Вижу. Ставь взрывчатку снаружи, — приказал я, — нет времени на зачистку
— Без проблем.

Мне оставалось лишь продолжать бег и наблюдать за его манипуляциями. В этот момент в эфире вновь появился Марко.

— Кроу, минус четыре. У нас все
— У нас в процессе выполнения
— Хорошо. После уничтожения объекта собираемся в этой точке, — на моей цифровой карте появился маркер.

Перебросив эти данные Рэнду, я остановился — до здания оставалось около тридцати метров. Подойдя ближе, я мог быть накрыт осколками. Секундомер перевалил за полсотни и в этот миг раздался взрыв и то, что недавнего было великолепным сооружением, разлетелось вдребезги. Огромный металлический фрагмент каркаса приземлился вблизи от меня. На взрывчатку Рэнд, как всегда, не поскупился. Все, теперь мы были практически недосягаемы.

— Марко, все чисто. Встретимся через минуту, — сказал я и направился к указанной точке, которая, как я только что заметил, располагалась перед входом в командный центр.

Наступала вторая часть операции…

На базе сработала тревога, и теперь небольшой гарнизон, расположенный в бункерах, был в полной боевой готовности. Слишком поздно — главная для них опасность находилась в самом центре их убежища. Танки, потерявшие цели после уничтожения станции слежения, теперь встали в осадный режим около бункеров. Интересно, о чем сейчас думали эти люди? Многие из них еще даже не осознавали, что происходит. Кто-то, совсем недавно вскочив с койки, готовился к бою, еще не зная, с чем предстоит столкнуться. Кто-то примкнул к своей амбразуре, готовясь разнести в клочья все, что покажется подозрительным. Но были и те, кто прекрасно понимал — теперь они всего лишь жертвы в руках опытного палача.

Это пьянящее чувство превосходства… увы, оно уже давно приелось нам.

Когда мы добрались до точки встречи, весь отряд уже ждал нас там. Четыре призрачных силуэта, которые не мог обнаружить ни один из наших приборов. Парадокс, но наша маскировка могла с легкостью обходить наши же средства обнаружения, и, если бы костюмы не передавали каждому члену отряда информацию о себе, найти друг друга было бы проблематично.

— Отлично, пока все по плану, — сказал Марко, — есть повреждения?
— Минимальные, — похоже, Нове все-таки не удалось избежать попаданий
— Что, Нова, коленку поцарапала? — я не упустил шанса ответить ей в ее же стиле.
— Я тебе самому сейчас чего-нибудь лезвием поцарапаю
— Обсудите это потом, хорошо? — возможно мне показалось, но в голосе нашего командира начали появляться оптимистичные нотки, — ладно, теперь действуем, как и договаривались. Рэнд, Кроу, и Нова — займетесь компьютером. Стив, Макс — обеспечите им наружное прикрытие. Я тем временем займусь установкой маяка для ракеты. Вопросы есть?

Вопросов, как и предполагалось, не оказалось.

— Ну что ж, тогда действуйте.

Я мысленно добавил в наш канал Нову. Сейчас мы находились прямо перед входом в самое сердце любой базы — командный центр. Массивное металлическое сооружение, более двенадцати метров в высоту и около пятидесяти в диамерте. Где-то там располагалось то, ради чего мы собственно сюда и пришли. Главный компьютер. И, естественно, разбираться с ним было поручено мне… спасибо моему прошлому.

Сделав несколько шагов, я вплотную приблизился к командному центру. Вход в сооружение, что очевидно, был закрыт.

— Рэнд, взорви эту дверь, — приказал я…

Когда прогремел взрыв, трое призраков проникли внутрь. В том, что их ждали, никто не сомневался.

ИНТЕРЛЮДИЯ 2

Гиперпространство

Время и местоположение неизвестно.

Гиперпространство…

Чуждая смертным существам, эта изнанка вселенной всегда являлась неотрывной частью привычного нам мира. Оно зародилось одновременно с нашим пространством, отличаясь от него лишь одним свойством, без которого существование этих двух параллельных миров было бы невозможным — наличием анти-гравитации. Вот что позволяло существовать бесчисленным объектам нашей вселенной. Не будь гиперпространства и гравитационное поле, пронизывающее нашу вселенную даже не дало бы ей зародиться… Расширение вселенной — вот что является главным условием ее существования, и скалярное анти-гравитационное поле, действующее из гиперпространства на нашу вселенную, является причиной этого.

Здесь нет звезд, нет света, нет ничего, что мы привыкли видеть вокруг себя — крупные космические объекты, такие как звезды или планеты не могут существовать в этом мире — им не дает образовываться отсутствие сил притяжения.

Этот мир — жертва, принесенная неведомой силой во имя существования нашей вселенной.

Абсолютная пустота…

Здесь не действуют привычные законы физики, такие понятия, как «масса» и «инерция» уже не актуальны. Но именно это привело к тому, что изнанка мира перестала быть бесконечно одинокой… ее стали посещать редкие гости. Лишенное этих двух компонентов, параллельное пространство давало возможность объектам разгоняться в нем практически до бесконечной скорости…. И некоторые существа об этом знали и активно это использовали… С момента зарождения жизни во вселенной не так много рас научилось противостоять анти-гравитации и путешествовать через гиперпространство… среди них были и земляне и протоссы и те, кто впервые открыли изнанку мира — ксел-наги… были и другие…

Но сегодня через его бесконечные просторы проносились особые гости…

Крошечный по космическим меркам флот…

Одинокий силуэт…

…и нечто, ранее здесь не появлявшееся…

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments