Инцидент на Гиперионе

Название фанфика Инцидент на Гиперионе
Автор Zeratul_ke_Venatir
Рейтинг NC-17
Персонажи Сара Керриган (Королева Клинков), Джеймс Рейнор, Зератул, Валериан Менгск, Селендис, Ариэль Хэнсон, Тайкус Финдли
Посвящение Моему дражайшему Джиму.
Предупреждение В процессе...
OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Полиамория, Ксенофилия, Смерть второстепенного персонажа
От автора Фанфик написан под впечатлением от трейлера к StarCraftII - точнее первая его глава. Лично я считаю весь сюжет SCII лютой травой, посему не гнушаюсь обстёбывать всё, что движется, ну а то, что не движется, двигать и обстёбывать =
Предупреждение - снова беспардонный наркоманский трэшак в том же духе, что и Da Capo Al Coda - я бы даже сказал, что это его продолжение. Упороты все, везде и во всём. Даже персонажи те же.

Меня внезапно торкнуло писать. Так что не пугайтесь, если из истории о крокодиле вся эта хренотень превратится в целую наркоманскую эпопею, протекающую вдоль сюжета сией архисерьезной игры, и выходящую со временем далеко за пределы нашего любимого крейсера.

И, традиционно - я делаю это всё ради лулзов. Моему любимому фэндому их явно не хватает.

Аннотация То, что случается на Гиперионе - остаётся на Гиперионе.
Джим остаётся на Гиперионе.(с)
А беспредел творится повсюду.


Крокодил в ванной

Над тёмной стороной одной из давно уничтоженных планет плавно дрейфовал небольшой флот терранских кораблей. Из окна Гипериона Джим Рейнор, давно забывший, что такое бриться, смотрел на осточертевший однообразный космический пейзаж и почёсывал бородку. При питании одними протеиновыми шариками борода росла медленно и редко. Обильная растительность на голове уже начинала превращаться в дреды.

— Когда же мы, наконец, доберёмся до планеты, где нас накормят, напоят и дадут помыться, а? – прошептал про себя старый капитан, оказавшийся вне закона. Мир вокруг разваливался, но люди продолжали воевать друг с другом, потому что воевать с зергами и протоссами было слишком сложно. По крайней мере иногда это выглядело именно так – ведь обвинить человека во всех неприятностях гораздо легче.

— Сэр, вы несправедливы! На корабле есть душ! – тишину мостика развеял звонкий голос Славы Кизлякова, бывшего морпеха, теперь ставшего призраком – по решению самого Рейнора.

— Я ебал этот душ, Слава. А душ этот заебал меня. По самое некуда. Воды я хочу, нормальной, человеческой воды, а не этой ультразвуковой армейской хрени! – недовольно пробурчал командир, тупо уставившись на выжженную до основания поверхность Мар Сары, на планету, бывшую когда-то его родиной.

— Если вы хотите воды, я предложил бы вам принять ванную, – невозмутимо констатировал Кизляков, расплываясь в улыбке.

— Хм. Ванную, в которой купался когда-то Дюк… и израсходовать кучу воды, которой у нас и так мало… ванную… м-м-м… — в сознании Джимми поплыли идиллические картинки с участием ванной, полной мягкой воды и с множеством летающих над ней мультяшных мыльных пузырей. О большем он и помыслить не смел.

— Прикажете наполнить, сэр?

— Ты спятил? – он развернулся и посмотрел на паренька. Тот улыбался во весь рот и смотрел на начальство огромными синими глазами, вызывающими ассоциации с безоблачным небом в летний день. «Небо… море… облака… ванная…» — пронеслась в мозгу странная ассоциативная цепочка и голова снова зачесалась так, словно в ней завелись зерговские личинки. – Чёрт. Пофиг. Наливай.

Кизляков радостно отдал честь и побежал выполнять приказ с такой энергией, словно его послали расстрелять дюжину гидралисков в режиме невидимости. Такой уж он был ребёнок, даже годы спустя. Рейнор снова посмотрел на выжженную планету и решил, что хотя бы иногда он может себя побаловать и что совесть его мучить не должна. Над планетой вставало солнце, освещавшее абсолютную смерть, но размечтавшийся солдат видел только мыльные пузырики. Уже от самих этих мыслей становилось тепло и хорошо.

В коридоре снова загремели шаги, и на мостик взлетел запыхавшийся призрак. После чересчур быстрого бега слова, которые он пытался выговорить, превратились в недифференцируемую жвачку.

— Ты уже наполнил ванную? – мечтательно спросил Джимми, всё ещё пребывая в воображаемой пене.

— Сэр… там… — Кизляков издал несколько шумных глубоких вздохов. – У вас крокодил в ванной!

— Это не смешная шутка. – командир помрачнел. – Ты включил воду?

— Она уже… уже… и там… огро-о-о-омный…

— Крокодил. Да. Я понял. – раздражённо прервал его Рейнор. Пузырики лопнули, обнажив привычную неуютную реальность, в которой намечался инцидент. И больше всего его расстраивал тот факт, что Кизляков, простой как молекула водорода, не умел ни шутить, ни врать, а это значило, что в ванной действительно что-то не так. – Ты уверен, что это крокодил, а не… ну-у-у… личинка зерга?

— Не-ет! Это большой лиловый крокодил! – солдат расставил руки в стороны, как бы изображая необъятный размер неведомой рептилии.

— Лиловый? – Рейнор сморщился, пытаясь представить себе увиденную Кизляковым картину. Воображение нарисовало ему скромную человеческую ванную, из которой вываливались огромные чешуйчатые конечности и массивный хвост. Где-то в глубине его души заныла детская досада на обломавшееся купание и появилось желание выразить своё недовольство незваному гостю лично. Затем, включив логику, он ещё больше изумился, потому что на его корабле никогда не было никаких рептилий, ни больших, ни маленьких, ни лиловых. – Слава. Признайся. Ты перебрал допинга.

— Каюсь, в ванной было очень накурено…

— Значит, крокодил ещё и курит… Хотел бы я посмотреть на это! – перед мысленным взором предстал уже крокодил-растафарианин, вальяжно покуривающий марихуану, и, в целях избавиться от таких кошмарных видений, командир двинулся в сторону ванной. По мере схождения по узким коридорам в бывшие «роскошные апартаменты» генерала Дюка он всё больше улавливал едкий горький запах, а затем увидел и дымок, его издававший. — Хм. Действительно курит.

Апартаменты были сплошь наполнены розоватым дымом, от которого даже у Рейнора начинала кружиться голова. Со стороны ванной слышался ритмичный плеск. – Неудивительно, что этому болвану примерещился крокодил… Тут и Керриган узреть недолго.

— Эй, не обижай мою отборную траву, терранин! – ответил на его мысли низкий, но при этом очень наглый голос, который тоже можно было принять за галлюцинацию. Капитан вошёл в ванную, в которой едва ли можно было что-то разглядеть из-за густого дыма. Было ли это его воображением, однако лиловые конечности, свисающие из грязной пены, были видны весьма отчётливо.

— Твою мать… кто б ты ни был! – он закашлялся. — Вылезай из моей ванной, если ты не галлюцинация!

— Я первый раз за четыре цикла решил помыться! – снова ответил недовольный голос, и Джиму показалось, что лиловая «рука» выразительно показывает ему средний палец.

— Я тоже, зерг тебя дери! У меня вода в дефиците, а ты…

— Можешь не заливаться, я прочитал твои мысли и ещё раз убедился, что вы, терране, недостойные тупые скоты.

— Да я тебя сейчас в открытый космос солью! Какого хрена ты вообще… — тут Рейнор приметил в розоватом тумане пару зелёных огоньков, зависших над ванной. Лиловый крокодил со светящимися глазами и куревом определённо вызывал в нём какие-то глубоко погребённые ассоциации.

— М-м-м! Никак мозги заработали?

— Твою мать… — только и сказал командир, роняя челюсть. В рассеивающемся дыму чётко нарисовалась треугольная чешуйчатая голова с тремя косичками по бокам.

— Если ты про Рашагаль, то она уже, как вы изволите выражаться, «сдохла».

— … Зератул!

— Адун Торидас, эрмаче.

Прочитать что-либо в направленных на него зелёных огоньках для Рейнора не представлялось возможным, он лишь задним умом вспомнил, что это высказывание на языке тёмных обозначает «Привет тебе, тупая макака». Слишком большой для маленькой человеческой ванной, протосс сумел уместить в неё только свой торс, все четыре лапы вываливались через край, и неподготовленный зритель со стороны действительно мог бы решить, что перед ним какой-то неимоверный лиловый крокодил, утонувший в пене. На полу рядом с ванной лежали мокрые тряпки и какие-то металлические детали диковинной инопланетной экипировки, включая варп-клинок. Если бы Джим захотел, ему ничего не стоило бы пристрелить незваного гостя здесь и сейчас, что он бы сделал с превеликим удовольствием, если бы не помнил, что этот крокодил когда-то был его союзником. Он тяжело вздохнул, призывая на помощь всё своё терпение.

— А теперь по порядку… Где ты был столько лет? Как ты попал на мой корабль… и какого хрена я только сейчас узнаю об этом от накуренного солдата?

— Ты же знаешь, у нас всё не как у людей… – издевательски парировал храмовник, втягивая очередную порцию дыма. – Меня скоро накроет, так что твои вопросы останутся без ответа. А вообще, ты должен знать – в галактику возвращаются древние боги с целью малость поэкспериментировать над нашими враждующими расами, и только Керриган может их остановить. Нам надо найти древние артефакты. Такие дела, – голова протосса уплыла в туман и конечности, вываливающиеся из ванной, окончательно обмякли, уронив на пол какой-то инопланетный сосуд.

— Эй! Подожди! Я не понял нихрена! – закричал Рейнор, но тёмный уже не реагировал, погрузившись в наркотическую нирвану. Если бы он был человеком, подумал Джим, он бы сейчас наверняка улыбался самодовольной саркастической ухмылкой. Всё это было похоже на какой-то ночной кошмар. Капитан понуро поплёлся назад на мостик, лишившийся и ванной с пузыриками, и душевного покоя. Лицо его стало бледнее и печальнее обычного, и на все вопросы удивлённых солдат он отвечал так: «А что бы вы сделали, если бы в трезвом уме увидели в ванной накуренного лилового крокодила?»

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz