Инцидент на Гиперионе

Дружба — это магия

На поверхности бледно-зелёного пойла в гранёном стакане пульсировали круги в такт испускаемым мощными колонками басам. Сам стакан периодически подскакивал от ударов больших ладоней о поверхность стола, когда нетрезвый капитан пытался выстукивать по нему, совершенно не попадая в ритм. Когда песня дошла до припева, руки с особенной силой опустились на стол, и капитан фальшиво пропел:

— Сви-и-ит хо-оум А-алабама! Вэ-эр зэ скайзсзс… — не будучи в состоянии успевать за текстом, Джим выматерился, — … блю, сука! — тихо посмеявшись над собственной неуклюжестью, он залпом осушил пританцовывавший перед ним стакан, звучно смакуя крепкое пойло. После припева раздался гитарный проигрыш. Рейнор перебирал руками в воздухе, словно бы подыгрывая музыканту, почившему столетия назад.

Музыка внезапно стихла, обнажив стоявший в столовой гул разговоров и электрический треск, исходивший от пиратской версии голостриптизёрши.

— … ваши любимые крылышки муты за полцены! Только в этом месяце! — провозгласила реклама UNN.

Не сразу осознавший, что происходит, Джим несколько секунд теребил воздух, перед тем как замахнуться и приоткрыть рот в готовящемся вырваться из него потоке возмущённой брани. Но вновь заигравшая музыка заставила его замереть с поднятой рукой и ошалевшими глазами.

Энергичные звуки скрипок, подобные каплям воды, падающим с тающих ледяных глыб, и пению неизвестных жителям сектора Копрулу птиц, вдруг заполнили грязную столовую «Гипериона». Гудение голосов, поначалу перекрывавших эти тонкие переливы, смолкло: все напряжённо вслушивались в столь непривычную мелодию. Рейнор медленно закрыл рот и заморгал.

— Это же… — он вскочил, взмахивая рукой и воодушевлённо озираясь, — … это же… ЭТО! — объявил он наконец.

— Гм. Действительно, это, — отрешённо пробормотал всё это время стоявший позади него каменной статуей Тайкус и треснул всё ещё соперничавшую со звуками музыки видеопанель. — Неужто Валера подкрался к твоему антиквариату, пока ты нажирался?

— Валера? — Джим нахмурился, — Он разве на «Гиперионе»?

— А вы и забыли, — ответил мелодичный голос принца, опустившегося на стул напротив с чашечкой кофе. — И «это» — Вивальди. Времена года. Ах… Весна! — Менгск младший сдержанно улыбнулся и закрыл глаза, растворяясь в древней терранской классике.

Рейнор скептически повёл бровью и прыснул.

— Я промолчу, какой трэш твоё Высочество слушало в нашу первую встречу!

Валериан пристыжено отвёл глаза и на его светлой коже проступил отчётливый румянец. Его собственные воспоминания о том дне были крайне размытыми, но подсознание подсказывало ему, что Вивальди перевернулся бы в гробу, услышав разносившиеся по «Буцефалу» биты.

— То-то же. А ещё, — лицо Джима вдруг сделалось серьёзным, утратив следы неслабого опьянения, словно они обсуждали по меньшей мере план вторжения на Чар, — никто не подходит к моему музыкальному автомату без разрешения. Будь ты хоть наследник Доминиона, хоть Ксел-Нага во плоти.

Обычно бесстрашный и бесстрастный принц выдал своё напряжение поджатием нижней губы, когда Джим навис над столом и, соответственно, над ним грозной мрачной тенью.

Музыка снова прервалась.

— Это не я, — поспешил оправдаться Валериан, разделяя удивление Джима, устремившего грозный взгляд на свой бесценный музыкальный автомат.

— Но не сам же собой он меняет музыку!

— Я сидел здесь, — принц развёл руками.

На место Вивальди вступил хор, поющий песню на непонятном языке в сопровождении оркестра балалаек и губных гармошек.

— Та-ак. Слава! А ну вылазь из инвиза! — скомандовал Рейнор и жахнул кулаком по столику.

Кизляков незамедлительно подчинился, проявившись, как и ожидал капитан, напротив автомата, вытянутый в струнку по старой армейской привычке.

— Немедленно убери из моего аппарата свою русскую байду!

— Но… сэр! — Кизляков наморщил лоб, обиженный в лучших чувствах. — Это диск покойного профессора! Его голос с того света приказал мне…

— Но они же… — Джим вслушался в слова, чтобы удостовериться в том, что ему не показалось. Среди набора недифференцируемых слов явно проскальзывало старинное русское имя, — … поют про Катюшу!

— На немецком, — уверенно добавил Валериан, удивлённый этому факту не меньше остальных. — Да, это определённо немецкий. Как жаль, что я не был знаком с этим вашим профессором. Фонд Мёбиуса был бы рад узнать всё о его великих открытиях!

В бодрый ритм балалаек вмешались тяжёлые шаги Тайкуса.

— Посторонись, мелочь! — он легонько оттолкнул Славу от автомата, отчего тот чуть не свалился с ног. Затем ловким движением механических пальцев извлёк блестящий диск откуда-то из-под наплечника. — Я вам покажу настоящую классику!

Катюша оборвалась на полуслове и уступила новой мелодии, которой мистер Финдли, пользуясь моментом, решил поделиться как самым сокровенным.

— Маленький пони, маленький пони… — запел приятный женский голос.

Валериан удивлённо поднял брови. Рейнор стыдливо закрыл лицо ладонью.

— Боже, Тайкус… ты всё ещё торчишь на них?

С неожиданной для громоздкого бронекостюма грацией, Финдли подскочил к своему бывшему товарищу по банде и душевно похлопал по плечу.

— Дружба — это магия, Джимми! — произнёс он в такт припева и пустился в неуклюжий пляс.

Рейнор вздохнул и на его лице медленно и неохотно проступило умиление, прогнавшее следы недавней агрессии. Он расслабился и снова ощутил гуляющий в крови алкоголь. Эта музыка вызвала у него ностальгию по тем денькам, когда все бандиты Мар-Сары по вечерам собирались на старой свалке с проектором, и на грязно-жёлтой стене разыгрывалась очередная серия древнего сериала, вселявшего боевой дух во многих землян. Губы капитана задрожали. Он не выдержал.

— Тайкус! Друг мой! — воскликнул он и начал неуклюже пританцовывать рядом с бывшим товарищем. Несколько морпехов, находившихся в столовой, восприняли это как разрешение и тоже начали танцевать.

— Кажется, я начинаю понимать, почему у Рейнора столько сторонников. Обязательно сниму с этого мультика запрет, когда приду к власти, — тихо пробормотал Валериан, вглядываясь в пенку на своём кофе.

Всеобщее веселье вновь было прервано тишиной. Однако она продлилась недолго, ибо из колонок вдруг грянули гитарные риффы, намного более тяжёлые, чем те лёгкие переборы, которыми некоторое время назад наслаждался Рэйнор. В неистово быструю гитарную и барабанную партию вклинился чей-то кричаще-стонущий голос, который мог бы принадлежать зерглингу, если бы зерглинги умели говорить.

— Так, меня это уже подзаебало. Что дозволено Юпитеру, не дозволено… — Джим оборвался на полуслове, увидев застывшего рядом с автоматом Тоша. Фантом выглядел так, словно адские звуки, раздававшиеся из колонок, были чем-то сакральным. Даже Тайкус не говоря ни слова забрал из проигрывателя свой бесценный диск. Рейнор подошёл к товарищу и никто не услышал в заполнившем столовую шуме, как он прошептал:

— В каюте Дюка под кроватью я нашёл почти все фигурки. Даже дракончика, — он заговорчески мотнул головой и бывалые бандиты Мар-Сары спешно удалились из зала.

Что-то особенное было в том, как голографическая стриптизёрша двигалась под блэк метал. Все присутствовавшие, подобно Тошу, медитативно вперили в неё взгляды, представляя весьма специфические действия, которые они бы совершили с ней под эту музыку — и не все они были эротического характера.

Но и этой мелодии не суждено было доиграть до конца.

В наступившей уже не так внезапно тишине Тош тихо зарычал. Он медленно повернулся к автомату, ожидая увидеть Валериана, однако обнаружил нависшую над пультом управления розововолосую девушку.

— Мира! — неожиданно громко прозвучал голос старпома. — Тебе нельзя здесь находиться! О боже, только не это, только не музыкальный… — последние слова Хорнера утонули в громыхнувшем над столовой марше Мендельсона. Самопровозглашённая королева контрабандистов кинулась на возлюбленного, недвусмысленно прижав его к себе левой ногой.

— Эй, капитан! Пожените нас, пока ваши солдатики зевают?

— Кэп занят, — буркнул Кизляков, кисло переминаясь рядом с автоматом с ноги на ногу. Вдруг он содрогнулся всем телом и задал вполне закономерный вопрос сам себе. — Если мы все здесь… то кто же тогда на мостике?

***

— Сэтисфэкшэ-эн! Сэтисфэкшэ-эн! — выкрикиывал Свонн, сопровождая слова специфическим профессиональным танцем под музыку, игравшую в его плеере. Генерал Ворфилд на главном мониторе мостика закипал от злости, изливая её на инженера, который по неведомым причинам оказался на месте капитана в столь неподходящий момент.

— Мать твою, позови Рэйнора немедленно! Мы подлетаем к Чару!

— А? Я вас не слышу, генерал! Ух, пуш ми, энд зэн джаст тач ми, тилайкен гет май сэтисфэкшэн!! Сэтисфэкшэ-эн! Сэтисфэкшэ-эн…


Примечания:

Я увидел эту заявку (http://ficbook.net/requests/187088) и пред очей моих возник Джимми, нажирающийся под Свит Хоум Алабама. И я понял, что этот сюжет просто обязан войти в этот сборник.

НЕ СПРАШИВАЙТЕ КАК ОНИ ВСЕ ТАМ ОКАЗАЛИСЬ
Всё, как обычно, лулзов ради. И да, я традиционно пьян, поэтому не отвечаю за степень того, насколько всё это смешно.
И нет, автор не фанат MLP. Но знает нескольких таких фанатов. Брутальных таких дядь.

Песни, использованные в процессе написания:
Lynyrd Skynyrd – Sweet home Alabama
Вивальди — Весна
Катюша на немецком
My Little Pony — Extended Intro
Satyricon — Mother North
Мендельсон — Свадебный марш
Benny Benassi – Satisfaction

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments