Вечная война

ГЛАВА 1.

Запах пепла.

[Планета Рейвен. Разгромленная база протоссов.]

Он поднял голову и оглянулся. Вокруг были лишь темные скалы и пустыня, земля которой потрескалась от сухости. Раллитар не помнил, как здесь очутился.

У его племени было совещание, когда орды зергов вылетели из леса рядом с их поселением и начали кромсать все и вся.… Это была самая ужасная битва, которую видел Раллитар.

Сражались все: фанатики, фанатки, судьи, храмовники и темные храмовники. Даже успели вытащить откуда-то со склада старого реавера, но зергов было больше. Раллитар устремился в гущу битвы и отрывал лапы, пронзал тела зергов насквозь, а они проносились мимо, нападая на фанаток, детей и здания.

В конце концов, Раллитар прикончил последнего зерлинга, несущегося на поселение, и звук битвы притих. Зеалот оглянулся и пришел в ужас. Все протоссы были мертвы: его родители, брат, друзья, все дома, так знакомые ему — все было уничтожено, растоптано. В глубочайшей грусти Раллитар ушел из поселения, не думая ни о чем, просто идя вперед…

И вот он пришел сюда, где, по-видимому, никогда еще не бывала нога протосса — планета Рэйвен была недавно заселена детьми Аиура и еще недостаточно хорошо изучена.

Но протоссы сильны духом и крепки телом, и от жалости и бессильной скорби у Раллитара не осталось и следа — теперь его душу заполнила небывалая ненависть.

Клинки сами наливались силой, когда он вспоминал о зергах, и, казалось, в этот момент он готов разнести на куски даже ультралиска. Он шел вперед, надеясь, что встретит поселение протоссов, в ряды которого сможет вступить и начать схватку с зергами. Ему ничего больше не оставалось, кроме мести, он потерял все, что у него было.

И он всё шёл и шёл вперед. Скоро местность вокруг стала меняться: вместо каменистой пустоши они превращалась в дикую степь, во многих местах пробивалась трава из земли, и начали появляться мелкие кривые деревца. Далеко впереди завиднелась гора, покрытая довольно густым слоем растительности, и на горизонте появилась полоса леса. Звезда, освещавшая эту планету, начала склоняться уже к самому горизонту, и Раллитар решил отдохнуть. Где-то вдали шелестел ручеек, и протосс пошел на звук, надеясь хорошо отдохнуть. Дойдя до ручья, он обнаружил, что место для отдыха очень удобное — ручей протекал через уютную рощу, земля которой была сплошь покрыта мхом. Протосс вошел в тень деревьев, и где-то через пол часа светило скрылось за горизонтом совсем. Раллитар прилег на мшистую поверхность и моментально уснул — он шел сегодня никак не менее семи часов.

Утро разбудило протосса, маленькие лучики уже начали пробиваться сквозь зеленый потолок рощи. Но протосс не мог радоваться даже тому, что он сам остался жив. Слишком велика была грусть по погибшим.

Он пошел по направлению к горе, надеясь забраться как можно выше, и посмотреть, где лежат ближайшие поселения. Вдруг он ощутил колебание воздуха и мгновенно обернулся — на него со спины чуть не прыгнул зерлинг, но протосс вовремя подставил пси-лезвия, и глаза маленького зерга потухли, а изо рта заструилась кровяная полоска. Протосс скинул с лезвий проткнутого зерга и двинулся дальше. Прошлым вечером Раллитару казалось, что гора — вот она — еще пара часов пути, и он на месте, однако оказалось, что гора много дальше, чем можно было подумать сначала.

Но протосс упорно двигался вперед, и местность вокруг становилась все зеленей и живей. Самые разнообразные травы и кустарники устилали землю, а ввысь тянулось множество деревьев, из которых Раллитар знал немногие. Идя по красивому лесочку, Раллитар старался больше не думать о своей утрате, и составил план действий. Теперь нужно было мстить, начать безжалостно уничтожать зергов всех до единого. Один он много не перебьет, значит надо искать союзников, и убедить их в том, что если протоссы продолжат бездействие, то это может обернуться ужасающими бедами. Пока его планы совпадали с тем, куда он идет. С вершины горы он будет видеть далеко-далеко и наверняка увидит несколько поселений его братьев.

На этот раз протосс почувствовал тревожные пси-сигналы. Снова он резко обернулся, но на этот раз, на него нападал не один зерлинг, а очень даже не маленький отряд, комбинированный из зерлингов и гидралисков. Мгновенный расчет в голове, и, несмотря на ярость, наполняющую протосса, ему пришлось отступить — с этой стаей ему не справится. Однако зерги тоже почувствовали врага, и всем отрядом двинулись к нему. Раллитар побежал, а за ним неслись его главные враги. Но, несмотря на то, что в поселении протосса ему поставили удлинители ног, зерлинги тоже неслись как сумасшедшие. И вот первый уже догнал Раллитара, приготовился атаковать, но был рассечен пополам — протосс резко обернулся и одним ударом рассек зерлинга. Остальные преследователи поняли опасность и остановились — без поддержки гидралисков, оставшихся позади, им не справится с сильным протоссом. А Раллитар увидел далеко впереди небольшой отряд кочевников — протоссов, его соплеменников. Они шли в сторону того самого леска, из которого только что выбежал Раллитар, оторвавшись от погони.

Протоссы встретились, и Раллитар рассказал им об опасности пути через лес.

И ему ответил Форедант — глава кочевого отряда:
— У меня есть предложение, выгодное и тебе и нам. Мы предлагаем вернуться тебе с нами в этот лес и истребить врагов — для нас откроется путь, для тебя же исчезнет опасность погони. Я не знаю, как ты оказался здесь, но думаю, что к зергам ты питаешь не лучшие чувства. Идем?
— Хорошая мысль, Форедант, я согласен. — Принял предложение Раллитар.

И они направились к красивому зеленому лесу, который оскверняли сейчас своим присутствием зерги.

Раллитар почувствовал их — они стояли на самой опушке, а над ними висел оверлорд. И протоссы кинулись в битву. Зергов было гораздо больше, чем кочевников, но они платили четырьмя жизнями за одного протосса, и вскоре для зергов появилась необходимость отступления. Однако и это не спасло их: протоссы перебили почти всех зерлингов, а медленные по сравнению с зеалотами гидралиски не могли толком отступить без прикрытия. Протоссы догоняли зергов и добивали. Раллитар рвался в бой и никто не мог уйти из-под его гневно занесенных лезвий.

Битва была закончена, и результаты были вполне утешительными — отряд кочевников уменьшился не более чем на одну шестую часть, отряд же зергов был разбит почти полностью, лишь несколько зерлингов убежали в лес.

— Спасибо за помощь, Форедант, ты сделал мне одолжение, помогая уничтожить погоню.
— Не стоит благодарности, Раллитар, а может быть это я должен тебя благодарить. Ведь ты предупредил нас об опасности в лесу, и в битве ты очень помог нам. Не знаю, победили ли мы зергов, если бы с нами не было тебя.
— Что ж. Может быть, мы еще когда-нибудь свидимся, а теперь мне пора, наши пути сошлись и теперь расходятся.
— Удачи тебе в твоем деле, воин.

Раллитар шел дальше, и все ближе и ближе подступала гора. Зеленые поля закончились, и, несмотря на то, что сама гора заросла лесами, ее предгорья были сухи и безжизненны. Протосс устал, но найти места на ночлег никак не мог. А время клонилось к закату, и звездный диск желтовато-оранжевого цвета опускался все ниже и ниже, уже почти касаясь горизонта.

Вдруг откуда-то сзади послышался голос. Это был землянин, Раллитар знал их язык:
— Эй ты! Что это ты тут делаешь, жалкое создание?
— А мне интересно, что делаешь тут ты! — Раллитар послал человеку телепатическую сетку мыслей, которые в мозгу человека преобразовывались в слова.
— Ты не имеешь права спрашивать меня, о чем-либо, я представляю патруль Земной Империи на этой планете, и любое существо, которое я встречу, должно отвечать мне, а не задавать встречные вопросы.
— Протоссы не в ответе перед слабыми землянами, посему предлагаю закончить это бессмысленный разговор.

Из темноты выступили еще два морпеха и встали рядом с первым.

— Ребята прикончите этого урода, я помню доспехи протоссов высоко ценятся на черных рынках.

Тут же грянули выстрелы, но поначалу пули бессильно отскакивали от щита протосса. А он уже ринулся в бой — удар, и один из солдат улетел на добрых пять метров, отчего тот сразу отключился. Еще удар — и у второго была выбита из рук винтовка. К этому времени щит сел совсем, но что мог предпринять безоружный морпех против мощного протосса? Повезло вам, что я вас ненавижу меньше зергов — сказал он. Раллитар схватил его за плечо и швырнул так, что тот — мало того в полёте преодолел вдвое большее расстояние, чем первый морпех, так он проломил собой ствол небольшого деревца, сломав левую руку. От боли тот потерял сознание.

«Что произошло с землянами?» — задавал вопрос себе Раллитар, поспешивший с непосрамлённой честью воина удалиться. «Разве они были так агрессивны раньше? Разве нападали на протоссов ради их доспехов?» Не находя ответы на эти вопросы, Раллитар, пройдя ещё несколько километров, устроился под небольшим корявым деревцем и уснул.

Путь протосса продолжался; с горных склонов во многих местах стекала вода, образуя небольшие ручейки, текущие во все стороны, так что теперь у Раллитара не было проблем с питьем. И тут случилось самое страшное, что могло произойти с фанатиком. Он шел, глядя на гору и прикидывая, сколько до нее еще дней пути, когда над ее вершиной появилась то ли птица, то ли что-то еще, что летело прямо на него. Чем ближе приближалось летающее существо, тем сильней и страшней становились подозрения Раллитара о том, что это за существо. И его опасения подтвердились — прямо на него летел муталиск, против которого лезвия протоссов бесполезны, ибо парит муталиск высоко в воздухе и атакует с высоты, куда не достать без стрелкового оружия. Подул сильный ветер со стороны горы, и муталиск несся на протосса еще быстрей. Раллитар судорожно соображал, что теперь делать. «Надо бежать, это хоть как-то продлит мою жизнь» — Подумал он. «Но надо бежать не назад, куда дует ветер, а вперед, чтобы зергу пришлось бороться с воздушной массой».

И Раллитар побежал. Он бежал прямо на муталиска и тот, с удивленной мордой (если морды у зергов вообще могут быть удивленными) сделал первый выстрел, который, естественно, отразил плазменный щит протосса. Раллитар пронесся под зергом; набирая скорость, он бежал к горе. Удлинители ног работали безотказно, и муталиск едва-едва выигрывал метр расстояния до беглеца за минуту, а когда задувал ветер, зерг вообще начинал отставать. Но протосс не мог бежать вечно. Зерг выдохся, устал махать крыльями, но и Раллитар тоже очень устал. И тут муталиск атаковал: он резко нырнул вниз, к земле, где ветер был куда слабее, чем наверху, и начал быстро догонять протосса. Увидев это, сердце Раллитара заполнила ярость — как глупо будет, если он умрет здесь, на этих предгорьях от языка-червя муталиска, которого он, Раллитар, даже не может атаковать.

Зерг догнал протосса, и щит еще раз отразил нападение. Уверовав в правильность своей тактики, он спустился к самой земле, летя где-то в метре от нее, и бегущий из последних сил Раллитар получал удары в спину. Тут протосса осенило. Он резко остановился и, развернувшись в сторону муталиска, быстро и мощно ударил его лезвиями. Голова зерга покатилась по каменистой местности, а тело рухнуло с метровой высоты прямо под ноги Раллитару.

Он добрался до опушки небольшого леска, и устало плюхнулся на траву. Погоня очень измотала его, и он не мог идти дальше. Напившись и съев пару птиц, которых он сбил с деревьев отломанными от деревьев сучьями, протосс уснул. Сон был хороший и долгий — Раллитар полностью восстановил силы.

Проснулся он около 12 часов следующего дня. Гора была уже совсем близко, и к вечеру он собирался добраться до нее.

У подножия горы он оказался около 18 часов; Раллитар оказался у той части горы, которая была покрыта только одной полоской лесов, находящейся приблизительно на середине возвышенности. Протосс начал взбираться в гору. Отключив лезвия, он, с трудом цепляясь за ветки небольших, но крепких деревьев, растущих на склонах, перебираясь с выступа на выступ, поднимался все выше и выше. Несколько раз он едва — едва спасся от падения, успев переменить центр тяжести на ногах, или схватится за какой-нибудь куст. Один раз он сорвался, и покатился по крутому склону горы, рискуя сломать себе шею, или просто разбиться насмерть. Однако и тут ему повезло — еще не разогнавшись очень быстро, Раллитар зацепился за деревцо чаури.

И вот он добрался до опушки леса, растущего на крутом склоне горы. Там путь продолжился, но значительно легче было идти по лесу, цепляясь за ветки, упираясь в стволы. Вскоре он вышел с другой стороны полоски леса, пересекающей гору поперек. И снова использование каждого выступа, каждого куста, дабы не сорваться и не покатится опять к лесу.

И тут протосс почувствовал опасность. Опасность ясно и сильно чувствовалась протоссом — угроза надвигалась откуда-то сзади. Раллитар встал покрепче, уперевшись в камни, и стал вглядываться в чащи леса. Времени было уже около девяти часов вечера, и потихоньку на землю опускались сумерки. И тут протоссу стало страшно. Где-то в этом лесу — враги, но скоро станет совсем темно, и он даже не разглядит их, а они смогут спокойно убить его, воспользовавшись темнотой. И он стал искать укрытие. Вскоре он отыскал небольшую пещеру, плохо видную со стороны леса, но хорошо заметную с вершины горы. В пещере было тепло и уютно, но она оказалась много глубже, чем подумал Раллитар сначала. И тут он еле-еле ощутил присутствие протоссов в пещере. Ликующая радость охватила его, ибо мечтал он встретить своих братьев. Он пошел дальше, в глубь пещеры и дошел до металлических, тяжелых, плотных ворот, без каких-либо кнопок или рычагов для их открытия. Но те открылись сами, и перед ним сначала заколебался воздух, а затем, помигивая, один за другим появились Темные Храмовники.

— Что тебе надо в нашей скромной обители, воин? — спросил один из них, по виду главный.
— Там недалеко от пещеры зерги, я решил предупредить вас — ответил ему Раллитар.
— Ты не за этим сюда пришел, не так ли?
— Ты прав Жрец, я шел, куда глаза глядят, и пришел к вашей пещере. Думал мне удастся отдохнуть и спрятаться от зергов.
— Почему ты ушел из своего поселения? Почему не воюешь сейчас с твоим племенем???
— Мое племя погибло, сражаясь с зергами. Они напали на наше поселение огромными стаями, убили всех и разрушили все. В живых остался только я.
— Горько мне слышать, что умирают наши братья протоссы, хоть я и не поддерживаю контакт с внешним миром. Тогда пойдем, и не будем терять время. Нам надо истребить всех зергов рядом с пещерой, пока они ее не нашли. Пойдем.

Зерлинг побежал к южному склону горы, гидралиск огляделся и пополз на северный склон. Он увидел огромный валун, закрывающий ему обзор, и начал было к нему приближаться, как вдруг из-за склона вылетел фанатик и одним ударом рассек ему брюхо, после чего скрылся обратно за камень. Однако зерги почувствовали смерть одного из товарищей и в ярости начали метаться, ища противника.

Но искать его не было нужды. Из-за того же камня одна за другой выходили тени и оверлорд, висевший в пятидесяти метрах отсюда, сразу идентифицировал их как темных храмовников.

Зерги и протоссы кинулись в схватку, и среди них мелькал воин, не нуждающийся в невидимости. Он первый ринулся в гущу битвы. Ярость помогала ему восстанавливать щиты прямо на поле боя с небывалой скоростью, и его лезвия мелькали в лучах заходящего солнца, как две косы, разрубая и кромсая зергов, а рядом с ним серые искривители готовили из противника колбасу. Протоссов было приблизительно в четыре раза меньше, чем зергов, с ними Раллитар, в отряде зергов было полно зерлингов, и где-то в два раза меньше, чем зерлингов, было гидралисков. Зерлинги кидались, норовя перегрызать протоссам горла, но вновь и вновь слышался боевой клич протоссов: «Эн таро Адун!» — и искривители Темных разрубали зерлингов пополам с одного удара, а лезвия Раллитара сносили собакам головы. Но пока воины Аиура рубили зерлингов, гидралиски, находившиеся, пока, в безопасности, усердно лупцевали протоссов.

У восьми Храмовников почти сел щит, двое уже были сильно повреждены и быстро направились в пещеру, дабы восстановить плазменные поля. К этому времени зерлинги были перебиты, и Раллитар с Темными кинулись на гидралисков, так долго досаждавших протоссам, пока они бились с собачонками. И вновь замелькали пси-лезвия и искривители, разнося зергов, отрубая им конечности, выпуская кишки и мозги.

И вот, наконец, битва закончилась. Протоссы выполнили задание — зерги не узнали о местонахождении их подземной базы, но в воздухе уплывал хозяин. Однако по хитроумной улыбке Зерадара, так звали главного Темного Жреца, Раллитар понял, что Храмовник что-то замышляет. И не ошибся: Зерадар скрылся в пещере, а через 2 минуты у горы отъехал искусственный кусок склона, открывающий шахту внутрь, и оттуда вырвался корсар. Машина была не новой, в некоторых местах были видны царапины и следы от пуль, а сопло было давно не чищено, и скорость корсара была уже не та, но хозяин еле полз и за 2 минуты не успел улететь далеко. Корсар ринулся к нему и прикончил нейтронной вспышкой. Туша оверлорда рухнула на каменистую местность с грохотом и звуками, от которых землянина наверняка бы стошнило.

— Ты сильный воин Раллитар и ты действительно достоин, называться протоссом, а твоя ненависть к зергам безгранична, но не затмевает твой разум, а заставляет бить сильнее. Ты станешь еще могучей и будешь еще эффективнее действовать, если получишь доступ к нашим технологиям, технологиям Темных Жрецов, и, во славу Аиура, я повышаю тебя в ранге до Темного Храмовника. Принесите ему плащ и искривитель. Снимай свои доспехи, воин, они неплохо тебе послужили и защитили тебя в битве, но теперь тебе пришло время ощутить себя одним из нас, Темных Жрецов. — Такую речь произнес Зерадар Ралилитару после битвы.

Принесли темно-серый плащ-костюм и, надев его, Раллитар ощутил, как обостряется зрение, слух, тело напитывается энергией, а, взяв искривитель в свои руки, бывший Зеалот почувствовал, что оружие стало частью его тела.

— Спасибо тебе, великий Жрец, теперь я буду служить в рядах протоссов еще более успешно, и зерги узнают, каков гнев детей Аиура.
— Благодарить меня будешь потом, сейчас мне не нужна благодарность, ибо я сделал то, что должен был сделать.

Все храмовники легли спать и сны им снились самые приятные. Кроме одного из них.

Из глубин телепатического сна всплыло имя: Керриган. Новорожденный храмовник вздрогнул, почувствовав это имя. Все протоссы знали, кто такая Керриган. Двадцать пять лет назад она убила Феникса и тогда же случился последний бой, который впоследствии назвали Боем Трех Флотов. Три эскадрильи: императора Менгска, праэтора Артаниса и флот Объединенного Земного Управления под руководством генерала Дю Голля вошли в один и тот же сектор для уничтожения их общего врага — Керриган, королевы лезвий. Тогда была удивительная битва и самое удивительное, что Керриган, войск которой было почти в два раза меньше, чем у Трех Флотов, выиграла бой. В этом бою чуть не погиб Артанис, известный как один из лучших праэторов протоссов за всю их историю. Однако так уж случилось, что период праэторствования Артаниса пришлось как раз на самую опустошающую войну с зергами. С тех пор никто не видел ни Артаниса, ни Зератула — предводителя Темных храмовников, и в одиночку убившего второй Высший Разум, вновь зародившийся на Чаре. Все это вновь происходило, но теперь в мозгу Раллитара, в его сне. И видя, как один за другим погибают его братья протоссы в этой битве, как с дикими криками разрывает на куски людей, Раллитар понял. Его миссия в этой жизни — отомстить, уничтожить Керриган и освободить протоссовский народ, а затем отвоевать Аиур, вот уже 10 лет находящийся во власти зергов.

Раллитар рассказал Зерадару о своем сне и полностью пересказал его.

— Аиур находится во власти зергов? Протоссы не смогли его защитить? Это ужасные новости. — С грустью сказал на это Зерадар.
— Но разве ты не знал этого?
— Я провел в этой пещере со своими братьями 30 лет. Все это время мы лишь охраняли окрестности и изредка совершали рейды для осмотра территории. Мы не знали, что происходит во внешнем мире. Что ж, если дело, которое ты назвал своей миссией в этой жизни действительно твоя миссия, я совсем не прочь помочь тебе, юный храмовник. Мы должны собрать всех наших братьев протоссов и наша первая задача будет заключаться в освобождении Аиура. Нам надо на Шакурас и всех протоссов, которых мы встретим на пути к нему, мы должны взять с собой.

По коридорам подземной базы слышался шелест. Внимательный наблюдатель заметил бы, как слегка колеблется воздух там, откуда слышится этот звук. Впереди шел Зерадар, за ним Раллитар, дальше стройным рядом шагали Темные Храмовники, мерно покачивая плащами-невидимками. Они спустились в самую глубь пещерных туннелей, и вышли в просторный грот, оборудованный как стартовая площадка для запуска космических кораблей. Вероятно, когда-то здесь действительно были и скауты и карриеры, а может даже арбитры, но теперь здесь стояли всего два шаттла, однако в очень неплохом состоянии. Они стояли, укрытые сверху щитовым куполом; Зерадар нажал на синюю кнопку на пульте управления в другом конце грота — и щиты исчезли. Храмовник нажал еще одну кнопку — двери шаттлов одновременно отворились.

— Заходите, нам надо спешить, — промолвил он.

Протоссы расселись по шаттлам, и, естественно, Раллитар с Зерадаром сели в один шаттл. По стенам пусковой шахты замелькали огни гравитационных ускорителей. Оба шаттла были поставлены на что-то вроде рельсов, металлические полосы, проложенные к стене. Теперь от стены они стали подниматься к полосам ускорителей, образуя как бы дугу, по которой можно плавно подняться в шахту. Дождавшись, пока «рельсы» соединятся с гравитационными ускорителями, Зерадар сказал в переговорное устройство: «Мы первые» и нажал кнопку запуска двигателей. Как только двигатели заработали, шаттл сам начал медленно, но затем все быстрее подниматься по дуге металла прямо к ускорителям и, лишь коснувшись их, с бешеной скоростью вылетел из шахты прямо в небо над планетой Рэйвен.

— Давайте — крикнул Зерадар, и через пять секунд из шахты вылетел второй шаттл и оба устремились в небо под прямым углом. Фотонные двигатели ревели, они были включены на полную, и, набирая скорость, шаттлы исчезли с этой планеты.

Они летели прямиком на планету Шакурас, и до этой планеты им осталось не так долго, когда радары шаттла обнаружили огромное скопление неопознанных объектов, находящихся прямо на их пути к Шакурасу. Пролетев еще немного, Храмовники услышали голос бортового робота, встроенного в шаттл: «Впереди находится отряд зергов. Мимо него мы пролететь не сможем. Приблизительное число муталисков — тысяча, число деворверов — пятьсот, плетей — две тысячи».

— Черт, нам срочно надо сворачивать. Эта орава сожрет нас и даже не заметит — прозвучал в тишине голос Зерадара. Оба шаттла, как по команде, повернули в сторону, надеясь обойти флот зергов стороной, но они не успели: один за другим от стаи начали отделяться деворверы и муталиски, плети остались на месте. Врубив ускорители на максимум, два шаттла неслись на полной скорости. Вскоре муталиски начали отставать, они устали, но деворверы летят, как летели. Вдруг, Зерадар увидел, как далеко впереди, но, приближаясь, летят на перехват еще около 30 деворверов. Протоссов зажимали с двух сторон, как клещами. Шаттлы устремились между двумя отрядами зергов и попытались сделать маневр, уходя вверх, но вверху тоже оказался приближающийся эскадрон врага.
— У нас есть только один путь. Мы можем проскочить вон на ту планету с темными облаками — произнес Зерадар. Там мы сможем попытаться укрыться от зергов.
— Но там может оказаться их база! Откуда мы знаем, что там, за этими облаками ни черта не видно — вскрикнул Раллитар.
— Это наш единственный выход. Мы должны полететь к этой планете, и если там есть зерги, сразится с ними. Это лучше, чем бессмысленно взорваться в космосе, даже не поборовшись.

Зерадар отдал приказ второму шаттлу, и они устремились к планете. Протоссы едва успели проскочить между двумя отрядами зергов, направлявшимися к ним с разных сторон. Храмовники увидели, как сзади них столкнулись друг с другом два коррозийных ацида, выпущенные деворверами. Все три отряда зергов, поняв намерение протоссов скрыться в темных облаках этой планеты, ринулись за ними с максимальной скоростью.

— Гаримод, доставай из грузового отсека фотонный генератор. — Обратился Зерадар к одному из храмовников — Надо иметь хоть какое-то вооружение, это даст нам хоть немного шансов выжить.

Храмовник вернулся, неся какой-то голубоватый цилиндр.

— Вставляй его в оружейный слот и подсоедини к плазмогенератору. Пусть пушка питает энергию от нашего щита.

Оружие было вставлено в слот и задействовано. Питание было подключено, и у протоссов появилась надежда не только на скорость шаттла, но и на возможность уничтожить хоть несколько особо опасных противников.

Тем временем шаттлы уже влетели в стратосферу неизвестной планеты, в самую гущу темно-коричневых облаков, висящих почти над всей поверхностью планеты. Большинство деворверов потеряло их из виду, около двадцати последовало за ними, нырнув в облака в том самом месте, где нырнули протоссы, и двоих из них можно было отчетливо разглядеть, посмотрев на экран камеры заднего вида. Вдруг, они оба одновременно подобрались и выпустили ацид прямо в шаттл Раллитара. Ловким маневром Зерадар ушел от выстрелов, затем нажал красную кнопку на пульте управления. Из верхней части шаттла высунулась небольшая фотонная пушка. Она автоматически выбрала цель и выстрелила. Глаза деворвера были безнадежно повреждены. Он спикировал вниз и мгновенно скрылся в пелене облаков. Тем временем второй зерг решил, видимо, покончить сначала с безоружным противником и выпустил коррозию во второй шаттл протоссов. Шаттл резко сменил направление и под прямым углом полетел прямо к поверхности планеты, уклоняясь от выстрела. Зерадар тоже резко спикировал вниз.

— Нам нельзя терять друг друга из виду. Если мы будем поодиночке, то нас точно уничтожат. — Пояснил этот маневр храмовник.

Через две минуты они вынырнули из облаков — и поняли, почему этих облаков так много: почти вся планета представляла собой воду. Лишь в некоторых местах на поверхности виднелись островки. Зергов здесь не было, и быть не могло — во-первых, зерги не слишком любят повышенную влажность, во-вторых, на планете не было не единого месторождения минералов или газа, по крайней мере, не было видно с этой высоты и с этого ракурса.

Сзади шаттлов вылетел из облаков один единственный деворвер, которого тут же встретил выстрел фотонного генератора.

— С преследованием покончено, но я почти уверен, что орбиту планеты долго будут держать под наблюдением — Сказал Зерадар, нахмурившись. — Скорее всего, нам придется провести на этой планете немало времени.

Отправить ответ

Please Login to comment